воскресенье, 27 апреля 2014 г.

Суббота, библиотека. Стихи Юнны Мориц.

Кто шагает дружно в ряд?

Мы.

Сын марширует как на параде. Я смеюсь.

Дорога вдоль старых каменных заборов в центре города листочками зеленеется, небом лазурит.

Книжный. Он - зайдём? Я - о, да! прекрасная идея. Мы шли в библиотеку, но вдруг Та книга есть здесь. Здесь нет. Здесь есть хорошее настроение отдела детских книг. В белых проходах притулясь, на корточках разглядываем книги, подхватывая куртки, вытаскивая новые и новые. Дяденька протиснулся, мы пропустили - сидите-сидите)) - к кулинарным полкам, улыбается. Лёва целиком весь в Городе Добрых Дел, ну, значит надо нам. Выбрал Финдуса с Петсоном снова того же, что и планировали. Тоже надо. Недоумевающий взгляд продавщицы - ответ на мой вопрос - а есть ли у вас?

В библиотеку по зябкой тени, по бордюру - краю солнца. Большая, старая библиотека - как в гулкий подъезд сумрачных домов и налево по ступеням чуть вниз, и в бок мимо картин и арок. В окутывающее безмолвие пыльных дорожек между рядами полок, высохших как строгая женщина со старым лицом и кудельками - пройдите к картотеке, подайте, можете поставить на место - можете одеваться, следующий. Нет, этого нет, того нет, есть вот это. Берём - дрожаще, пальцами озябшими расписываюсь как школьница, сейчас ручку выроню вдруг.

Но была - не была, там наверху я была, когда-то, привычно поднималась по каменным мраморным ступеням с просветами современных лестниц в стиле когда-то модном и голом. Читальные залы. Вооружившись двумя бумажками и конфетами доброй гардеробщицы с кукулькой из седеющих волос мы поднимаемся с сыном, одни в этом большом тёмном здании. Побродили, заглянули, не узнали, не нашли.

Прижимаю толстый томик бодро, весело к весне, к фонтану, полному зеленовато-прозрачной летней воды, к дому обеденному, к чтению.

Читала, читаю, белый день, сумеречно-коричневый вечер, звенят её слова, перебирает, дёргает больно по одному мои чувства как сын мои волосы. Тонко, не ломается, трепетно, нежно, больно.

Века пройдут, а сердце помнит всё.
Ведь на него, как путь на колесо,
Намотана событий непрерывность.
Не потому ль невинный пустячок
Весенней ночью может дать толчок
Для большего, чем сердцу можно вынесть?

1973
Юнна Мориц.


***

Холод. Утро раннее.
Стирка в умывальнике.
Спит мое желание
В голубом свивальнике,
Спит мое мечтание,
Плод воображения,
Вот ему питание -
От стихосложения,
Вот ему летание,
С миром сочетание,
Лика очертание,
С бликом выражения.
А мне - мытье, катание,
В поджилках трепетание,
Да с песенкой топтание -
До головокружения.
А в глуби - ожидание
Родства и продолжения
В чертах изображения.
За это обладание
Любое съем страдание,
Минуя унижения.
Плачь, мое мечтание,
Плод воображения,
Вот тебе питание -
От стихосложения:
Кушай, моя деточка,
Кушай, мое солнышко,
Кушай, моя веточка,
Кушай, мое зернышко!

1972

Как я осень люблю...

***
Бледен сад, леденеют качели,
Замерзает в оскомине дом.
На стене шелестит Боттичелли,—
Это было и будет потом.

На веранде сквозняк запустенья —
Ни души, ни мяча, ни лото,
Ни купальника нету, ни чтенья,—
Никогда, и нигде, и ничто.

Мерзнет в мыльнице красное мыло,
Склоны дней отодвинуты в тень,
Две смородины грустно и мило
Прогибают волнистый плетень.

Стекловидных морозов припадки
Истончают бревенчатый сруб,
Помидоры задавлены в кадке,
Голос вьюги от нежности груб.

Хорошо в этом холоде спится,
Хорошо сочиняется мне,
И перо утопает, как спица,
В пряже вымыслов, здравых вполне.

Что со мной? Ничего не случилось.
Стала письменной устная речь.
Я с великим трудом научилась
Свой душевный порядок беречь.

Серебристого дня семигранник
Прозвенел об железо оград,
Уходя, как стакан в подстаканник ,
Как виденья уходят во взгляд.

Снег в кустарнике прорези сузил,
И лицо благородит мороз,
Как попытка затягивать в узел
Золотое беспутство волос.




1 комментарий:

  1. Спасибо!!! Чудесный, очень сильный поэт!

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...