воскресенье, 28 сентября 2014 г.

Дом. Осень.

Дома так светло, ясно и холодно, что представить лес становится всё проще.

Сын вспомнил позапрошлогоднее гнездо, которое я подсмотрела, как и многие придумки в кокококидс. Достали ту же корзиночку, вытряхнули из неё винтики, наклейки, брелок в виде кеда, какие-то штучки и снова взялись за кисти, нитки и краски.

Соорудили пенёк с грибами. Я пролила на пальцы суперклей и думала, что навсегда останусь с непробиваемой коркой на руках. Но зато в лесу выросли грибы. Пенёк кстати новогодний. Мы с сыном проходили через небольшой ёлочный базар в далёком декабре, и Лёва захватил с собой кусочек ствола, он долго валялся в прихожей в углу на полке, но зато теперь обзавёлся друзьями. Лёва на грибы сказал, что это папа, мама и детёныш посередине).


Показала, как можно рисовать смываемыми маркерами на окне.






















Окно - центр нашего мира. Окно в мир деревьев, неба, воздуха.
Здесь горячие чашки с чаем особенно хороши в это время года.

Малиновый запах
Горячий стакан
Пар окно затуманил.
В холодный дом
Ветер впустить
Дышать и ловить цветы
осени яркой 
солнечный свет
Деревья раскрасил звонко.
Лишь тополя
Как долгий привет
Лета жаркого полдня.

пятница, 26 сентября 2014 г.

Зверинец.

Холодно и промозгло. На минуту утихает ветер, и рассыпается тепло короткими солнечными лучами, как в летней холодной реке вдруг окатывает теплом волна и снова вплываешь в ледяную прохладу.

Я бы сама ни за что. Мне хватило впечатлений двухлетней давности. Но сын запомнил, хотя тогда особого интереса не проявил, и сейчас очень просил сходить в приезжий Зверинец, который как на грех располагается у нас чуть ли не под носом. Скрепя сердце отправились сегодня. Всё так же. Всё то же. И писать об этом я не буду.

Сделала там одну фотографию. Вот такую.


















Всё, пойдём.
(Лёве понравилось. Мне в детстве тоже нравилось..)

Ветер стремительно набирал силу. Но мы заскочили за мамой в сад. Где всё расцветает, живёт, дышит и величественно, неторопливо следует осеннему преображению. Хорошо и привольно.






среда, 24 сентября 2014 г.

Добрый дождь.

Посыпал мелкий дождик.
Тихо-тихо вокруг.
Мы долго ждали такси, и я стояла под деревьями, разглядывая узоры маленьких зелёных листочков вяза. Сын радостно носился рядом. Дивный покой оседает каплями на дороге, слегка шелестит в деревьях, вплетается теплом в тонкий шарф и свитер.

Среди шума, веселья и суеты - мы были в гостях у друзей, в их чудесном доме - ощущение тишины и спокойствия не покидало осенний день дождя и тепла.

Лёвушка назвал дождь слезами, а дома серьёзными, что не помешало ему перевернуть вверх дном окружающий порядок, привнеся в него, конечно, задор и веселье детства.






вторник, 23 сентября 2014 г.

Планетарий.

Сегодня были в планетарии.

День волшебный. Завтра, говорят, уже дожди, которые тоже бывают волшебными)). Но такая благодать как сегодня восторженная, "есть в осени первоначальной" прозрачный, жаркий, солнечный день. И это уже счастье. По-настоящему. Когда вбегаешь в тёплый воздух, и солнце светит ярко и свежо, то разливается по коже, глазам невыразимая сладость, удовольствие.

Я впервые забыла о времени напрочь. Когда невозможный голод заставил опустить глаза к часам, то аж подпрыгнула, далеко после обеда. Заспешили домой, заторопила сына. А так не хотелось уходить.

Мы гуляли и не думали ни о чём, просто ходили и любовались всем, кранами, рекой, далёким, невесть откуда взявшимся дирижаблем в светло-голубом небе, ивами, нюхали розы. Невероятно, я забыла, что они пахнут так сильно и головокружительно нежно одновременно. Маленькие розочки, некоторые бутоны ещё, но аромат вплетается в радость дня навсегда. Школьники с ранцами, редкие прохожие по своим делам, а мы гуляем, как настоящие прогульщики.



















воскресенье, 21 сентября 2014 г.

Тёплое.

Так холодно и ветрено сегодня. Дождь. 
К вечеру солнце расцветило деревья на фоне угрюмых туч.

Хочется надеть все свитера, 
Приготовить много горячей еды
И рисовать друзьям открытки,
чувствуя как леденеют пальцы,
а бумага становится тёплой.



К. Паустовский "Жёлтый свет"


"Маленький домик". Вирджиния Ли Бёртон. Наш дом.

"Когда у меня будет маленький дом.."
(Элеонора Фарджен)

Дом. Осенний дом. Осень. Мир придуманный мной и настоящий - они живут рядом, они почти одно и то же, фантазии маленькими кусочками, узорами располагаются вокруг сами собой, все наши коты, камешки, жёлуди, яблоки, травинки в сухой земле и жёлтые листья летом в букетах прошлогодней осени, все чашки с чаем и жёлтые, оранжевые, красные цвета - это часть дома, который целиком только в мечтах. Осенний дом после бесконечных путешествий лета. Я обожаю лето, я люблю осень. 

Вспомнив тысячи картинок из прошлого и настоящего, я прочитала вчера сыну "Маленький домик". Лёвушка переживал, разбитые стёкла окончательно дорисовали ему картину грусти и, как же он был рад, что эта книга закончилась счастливо. Как рада была я, чувствуя тепло и уверенность того, что всё не только будет, всё уже есть. И даже среди, что поделаешь, высоких домов и засохших деревьев, есть маленький улыбающийся домик, который чувствует лето в мае, чувствует счастье осени, видит цвет облаков и слышит море.

Каждый раз, произнося слово "дом", я чувствую, что это правда по-настоящему.
И я очень люблю яблоки, особенно осенью.
И малину.
И запах маленьких ромашек.
И листья деревьев.
И сад с осенними цветами.
И пасмурный тихий день или яркий солнечный.
Я вообще люблю..
И не люблю разбитые стёкла и суету.




















Я увидела в иллюстрациях маленького домика свои любимые детские книги. Они вернулись ко мне для Лёвушки в самом разбитом виде, но в нашем доме их любят.

"Весёлое лето" стихи Благининой, Александровой, Высотской.


































Испекли мы каравай"



















"Маленький домик" как талисман будет хранить детство, мечты, доброту.

Лабиринт


суббота, 20 сентября 2014 г.

Субботний дом.

День осенний, пасмурный
Хорошо у родителей дома
Тепло.


















Удивительный мир календарей. Когда-то в детстве большой перекидной "Рассвет", узнавание картины до чёрточек, и с новым месяцем новая. Окно в другой мир. Перемены. Путешествие. И сейчас.

четверг, 18 сентября 2014 г.

Габриэль Венсан. "Потеря. Фотография на память."

Милая Селестина, всё-таки ты поселилась в нашем невозможном доме вместе с большим Эрнестом и Симоном. Вспомнился дом учителя Мирою из Безымянной звезды, дом с гамаком, книгами, старыми обоями, жестяной лейкой и огромным солнечным садом.. у него тоже жила мышка, мышонок, а потом кудрявая Мона в ослепительном платье..

Милая капризная Селестина - девочка в мире машин и строек, мы с тобой вместе будем пить чай из красивых чашек в короткой тишине после обеда и выбирать кружева для поделок, а то не с кем и обсудить.

- Лёва, смотри какой цветок красивый
- А где мотоцикл? Здесь в прошлый раз мотоцикл был... А вот он!

Я тоже заведу себе кресло и буду устраиваться там, уткнувшись лицом в подушки - ах, я несчастная, подглядывая одним глазком, может всё-таки немножко счастливая, ведь такая красивая, в белом платьице и ботиночках, печаль мне к лицу, как впрочем и все остальные улыбки и слёзы.



















Милая, милая Селестина.
Удивительная книга с картинками. ЧуднОе сочетание осенних красок и прозрачности красоты с короткими фразочками, почти вскользь, как в комиксах. А всё-таки танцует и кружится. Всё-таки тревожит - я невнимательно вычитала все сюжеты, игрушка вернётся к мышке, но новая, Эрнест сшил точь-в-точь прежнего Симона, но солнечный Лёвушка сразу заметил подмену, мотоциклы, пожар и война, и тут же - а тот, прежний Симон, ведь Эрнест его тоже найдёт, где он, где же тот Симон, настоящий...


Селестина, маленькая Селестина, столько эмоций в каждой картинке, в каждом выражении чувств. И добрый большой Эрнест, "для тебя, всё, что угодно"!

Лабиринт




среда, 17 сентября 2014 г.

Золотистое с дымкой.

Мы выскочили вечером на улицу буквально на минутку в аптеку, я даже рюкзак не взяла, только  деньги в кармане и ключи (ну ещё мел, завёрнутый в бумажку, старый билет и камешек). Но домой возвращаться не хотелось до ужаса, просто до судороги.

И мы поехали.. нет, не куда глаза глядят, для этого сегодня слишком ветреная погода, а.. куда бы.. Лёва кашляет.. вот заказ сегодня книжный пришёл, в пункт самовывоза.

Сын прыгал, жмурился на солнце, бежал по коридору и вихлялся, пока я шапку на него натягивала. А потом мы долго ждали автобус обратно, народу собралась тьма, встретили знакомого хорошего. И, наконец, тепло большого автобуса, два дяденьки вскочили, уступая нам место, приятно).

И много было всего того, что до. И будет, конечно, после. Но я ехала, с сыном на коленях, около огромного окна у самого неба и верхушек деревьев расцвеченных солнцем, ехала и читала Лёве про Сашу и Машу из новой книги, читала в белую макушку и смеялась, потому что было смешно и тепло. Перед нами сидел грузный дядька с кудрявыми седыми волосами, а слева разливалось золото вечернего неба.

Осень)


вторник, 16 сентября 2014 г.

Осень.

Настигают простуды, и хочется о них мимоходом, но не под звуки кашля, а с пледом и чаем, почему-то по-настоящему бывает иначе..

Днём погода - очарованье сентября, солнечно и жарко. Завтра уже холоднее.. Поэтому хотя бы мамин сад. Там деревья гладят волосы, и солнце звенит в отражениях, нитями вплетается в листья, тихие дорожки. Скрипучие качели, а рядом сосна.. Выбрались уже к вечеру. Пусть так.



понедельник, 15 сентября 2014 г.

Наш Мурзилка.

Утро, я выхожу на кухню и вдруг.. сюрприз!

"Ты сегодня мне принёс,
Не букет из..."

А журнал Мурзилку!


















Когда-то ещё весной (кажется) в передаче на Культуре я услышала о новом сборнике, в который войдут самые разные Мурзилки. Эх, вот бы и нам... И вспомнила, что лет 12 назад муж показывал мне все свои журналы, сшитые и переплетённые по годам в толстые книги. Думала, что, наверное, пропали уже эти сокровища, но нет, сегодня на столе "Мурзилка" целиком за 1981 год. "Да там их целый шкаф!" - ааа, куда я смотрела?..

В моём детстве Мурзилок было мало, больше Весёлых картинок и Колобка с пластинками, а ещё целый один Трамвай, который я берегу до сих пор. Но сейчас в разговорах часто всплывает - а это, он/она было/и в Мурзилке. И в собственных немногочисленных номерах я нахожу Лёве интересное в стихах и рисунках. Теперь раздолье.. И мне тоже)). Все любимые имена, особенно обложки - Маврина, Митурич, Дувидов, Лев Токмаков, Остров, Лосин, в 81 году Пивоваров встретился только один раз, но должны быть номера и 70-х гг!)), Гальдяев, которого, мне казалось, я совсем не знаю, Диодоров!, правда часто неузнаваемый из-за качества печати.. оно да.. в новых томах наверняка эта часть выполнена прекрасно.. но я рада нашим старым журналам, в них столько памяти и интереса!)) А новые.. ну новые слишком дороги... Хотя правда чудеса!)

Вторая страница, которую я открыла наугад была такой


















Так вот вы какие!.. Здравствуйте! И Спасибо!

воскресенье, 14 сентября 2014 г.

Встреча Денисок.

В тему выхода новой и уже желаемой книги про Дениса Кораблёва с рисунками Лосина.

У меня с детства сохранилась тонкая книга с рассказом Драгунского "Друг детства", - любимый и почти единственный рассказ о Дениске, который я читала. (Хорошо помню и люблю "Он живой и светится" из Колобка с дурацким рисунком, а ещё наверняка брала в библиотеке, про ненавистную до сих пор манную кашу и про папу, который силён в математике, - стоят яркими образами без картинок).

Летом нашлась и моя книга, и вдруг в пару к ней такой же рассказ, но с другими рисунками - книга детства мужа. Теперь каждый держит в руках по книге, умиляется воспоминаниям, осторожно косится в сторону чужого Дениски, а у Лёвы их теперь два, надеюсь, что будет и третий. Неожиданный дубль для нашей детской библиотеки, дорогой.

Мой Дениска с рисунками неизвестной мне Седулиной. Как мне нравились они все - Дениска, его мама и главное мишка, в первом классе я не плакала над книгами, но нежность и доброту, радость помню хорошо.

 А второй (для меня)) Дениска нарисован Салиенко.

 Издательство "Детская литература". Но мой 1985 года, а книга мужа 1991.


















Летний альбом с продолжением

Прошлогодние летние альбомы. Нужные зимой и осенью, вечерами, вдруг, долго и часто. Удивительно, что и сыну, потому что пока я их делала, Лёва проявлял какие угодно чувства кроме интереса.
Поэтому каждый день минувшего лета как будто записывался в новый альбом воспоминаний.
Уже появились июнь и июль.

















суббота, 13 сентября 2014 г.

Аджика.

Ещё один вечер на неделе в сентябре посвящён закаткам. Аджика. Наша любимая, ярко-красная, чесночная и совсем не острая.

Каждый раз мы готовим её, что-то изменяя в собственном рецепте, в этом году так:

10 кг помидоров
1 кг болгарского перца
3 большие моркови
300 г чеснока
0,5 ст сахара (она получается сладкая, да)
2 - 3 ст л соли
1/4 ст растительного масла
2 ст л уксусной эссенции

Всё пропустить через мясорубку (ооо, как великолепно с электрической, одолжили у родителей)) когда-то крутили вручную).

В самом начале варки добавить 1 ст л уксусной эссенции и в конце 1 ст л эссенции. Так же соль, половину порции в начале варки, половину в конце.
Чеснок и масло за 15 минут до окончания варки.

Закатать в стерилизованные банки.



















Участвовали все, даже Лёва подавал овощи, это его важное, всегда он мне вытаскивает из пакета и подаёт, жутко удобно на самом деле!

пятница, 12 сентября 2014 г.

Дождь.

Он то сыпет в тишине деревьев,
то грохочет
шумит, гремит, шелестит
прекращается и принимается снова, лить, падать, отскакивать от открытых подоконников, оседать мелкой водяной пылью на солёных камнях, помнящих лето.

Мы дома, хорошо дома, тепло
но так и тянет застыть у открытого окна, зябко поёживаюсь, грею руки и губы горячим чаем, выдыхаю пар в зелёный воздух капель. Дышать, смотреть.




Сын протягивает пальцы, ладони - хочу трогать дождь. Сегодня ему три года и одиннадцать месяцев).

четверг, 11 сентября 2014 г.

Звуки. Сентябрь. Рецепты.

Звуки.
Вспомнился сегодня фильм. Сейчас я слышу его, "Долгие проводы", музыка Каравайчука..



Дождь шелестит за окном. Целый день светило солнце в безоблачном небе и вдруг дождь в темноте, как подарок. Среди неподвижных летних деревьев дождь ранней осени, шелест, море..

Проехал поезд вдалеке, простучал знакомую с детства песню в раскрытые окна, приглушённый стук колёс, увозящий мечты в будущее.

Кухня отдыхает. Я отдыхаю.
День был полный, насыщенный, густой.

Яркий и шумный обед. В доме происходили некоторые изменения, сын был поглощён событиями, ну а я хлопотала на кухне.

Вчерашний Ткемали и любимая баклажанная икра по старому рецепту тёти - две маленькие детали обеда, на которые не хватало времени раньше. Хорошо)


















Ткемали. Рецептом поделилась подруга.
Слив 1 кг.
Кинза
Чеснок
Соль
Поварить сливы 10 минут. Через дуршлаг протереть. Добавить в сливовую массу измельчённый чеснок (1-2 зубчика) и пучок кинзы. Можно укроп. Соль. Проварить соус ещё пару минут.

Баклажанная икра.
Испечь баклажаны в духовке (в мультиварке на Выпечке 40 минут), в кожуре. Почистить. Размять баклажанную массу вилкой. Добавить лук (можно и чеснок), соль, масло растительное.
(Знаю, что в такие блюда из печёных овощей добавляют и болгарский перец, и помидоры, но для меня это уже другое, вкусное, но другое. Вкус и запах именно этой баклажанной икры я помню с самого детства, с того времени, когда её ещё есть мне не давали, а запах помню)).

среда, 10 сентября 2014 г.

Кухня в тёплых тонах.

Бывают такие дни, когда кажется, что на кухне проходит бОльшая часть дня.

Когда мой сын был гораздо младше, почему-то таких дней в холодное время года было больше, я вспоминаю как устилала полы одеялами, чтобы Львёнку не холодно было сидеть в зябком доме, как я готовила, а он играл с кухонной утварью, изучал овощи. Я ползала за ним и открывала новые просторы мира, вид из окна совсем другой, не то, что с высоты взрослого, нравилось, что везде можно сидеть).

С осенью и приятными хлопотами кухни так же и в этом году стало больше. И с длинными трапезами сына. Я не могу похвастаться ни выдержкой ни мудростью, когда время переваливает за какие-то немыслимые дали, а он всё ещё сидит с почти полной тарелкой и болтает или мечтает. Но учусь и учу, стараюсь. Времени вагон. Скоро начну вязать осенний свитер, а с лета держу наготове лист бумаги и карандаш. Кто-то рисует спящих детей, а у нас за неимением спящего при свете дня ребёнка, обедающий)). Правда рисовать я не умею (а людей тем более), но время это люблю, вот и славно, что люблю время, когда сын ест)).

Вечером жёлтая кухня особенно греет, ароматы стряпни, сегодня даже совместной, наполняют время особенным смыслом и настроением. осени, тепла, дома.

Не буду перечислять привычные каши и супы. А вот - Ги. Топлёное масло. Как оно пахнет... и блюда с ним вкуснее стократ. Такое масло делал муж когда-то для нас. Я рада, что сегодня он вспомнил и затеял что-то, что когда-то объединяло..

Сливочное масло в чугунной кастрюле топить на медленном огне до полной прозрачности. Всё время помешивать.


Ги.

вторник, 9 сентября 2014 г.

Осеннее настроение. Лечо.

На улице сегодня было пасмурно, ветрено. Весь день посверкивали молнии, дождь начинался и затихал (а я-то говорила сыну, что осенью гроз не бывает!).
Самая настоящая осень). Время закаток и запасов на зиму, в период изобилия, когда на базаре глаза разбегаются, столько вокруг всего, ароматного, свежего, яркого.

Набрали с сыном полные сумки, Лёва нёс малину, а я всё остальное. Для лечо).

Вечером дом наполнился запахами горячего помидорного варева с болгарским перцем, тепло, хорошо).
А ещё малину заморозила на зиму.

Хороший день), полный осеннего цвета в доме, тепла, благоухания и подарков).

Лёва радовался с нами. А меня как всегда накрывают воспоминания, как мы первый год с сыном делали вот такие салаты на зиму, вызывая на подмогу маму, которая приводила малыша на кухню смотреть)), как во второй год он помогал и жутко мешал, а я рассказывала про белочек, делающих запасы, белочки сохранились и в этом году, шум и беготня тоже, но как же он вырос, малыш мой любимый.
Люблю осень).



















И рецепт.
3 кг помидоров,
лука, моркови и болгарского перца по 0,5 кг.
Помидоры нарезать кубиками, лук и перец полукольцами, морковь на крупной тёрке.
0,5 ст подсолнечного масла
1 ст сахара
1 - 1,5 ст л соли
уксус в конце по вкусу и желанию (всегда добавляет муж)).
Варить после закипания 30 минут.
Закатывать в стерилизованные банки.
Укутать на ночь.

Наше море.

Сегодня к нам пришло море
Вчера мы читали, читали стихи о море, у Махотина и Белорусца, у Бородицкой и Симбирской, у Дядиной.
А сегодня в большой коробке оно к нам пришло


















и деревья за окном шумят морем, и пасмурное небо тучами волнами помнит море.

понедельник, 8 сентября 2014 г.

Умка.




что-то очень-очень давнее, но по-прежнему любимое



Сентября обычный день. Машины. Пельмени.

Самый обычный день.

Со всеми - ах, опять проспали; это вы ещё одеваетесь?, нет, мне покоя, мест нет?, и снова обед в полдник, ну я тебя умоляю, стоит мне отвернуться!, только сяду - это уже коронная Лёвина фраза, мне её даже повторять не нужно)).

А между тем в безлюдном и снова разрушенном Кремле я "только села" (мама, я хочу..) на солнечную лавочку, достали печенье-галеты, мелки, карандаши, сын, сверкая пятками, ускакал к фонтанам мельчайшей водяной пыли от поливалок, а солнце осталось рядом, щедро поливая меня не водой, но светом и жаром. Волосы падают на бумагу в клеточку, минуты покоя, минута, дорогая. Так же как и стремительный шаг Льва по Кремлю, и все другие дороги и остановки вместе.




















Снова реставрируют не только Кремль, весь город расколот, разрыт, ото всюду слышны звуки работающих инструментов, дороги пахнут горячим асфальтом, безлюдно и машиныы, раздолье, радость для мальчишеского сердца. Не сдержался, даже в маршрутке поделился восторгом с незнакомой женщиной, которая вдруг подхватила его на колени, а я в три погибели примостилась рядом - "Утрамбовщик видели!")
Лёва так забавно поглядывал на неё будто бы незаметно, а потом решил завязать разговор, а то как-то неудобно молчать, когда ты на коленях сидишь))).


















Вечером как и обещала сыну - пельмени.
Вместе делали тесто. Лепила, пока Лёва воевал с рисовой кашей с тыквой.

На базарчике увидела тыкву, предложила, согласился. А дома рассказала, как в позапрошлом году Лёва её любил, а прошлой осенью после летнего перерыва почему-то категорически отказался. Он повторил историю и вдруг - "а помнишь, я укололся?" Напрягла всю память, действительно, он укололся об тыкву, я тогда ещё подумала, но не поверила, что из-за этого!! вот это да.. мало того, что память, так ещё и объяснил!!..

Рецепт теста простой - 1 яйцо, 2 скорлупки воды, чуть растительного масла и соли, мука.
Получается немного - 35 пельменей.
Говяжий фарш, соль, лук.

Снова вечерняя стряпня, открытые настежь окна, синее небо и шум деревьев, только света леса не хватает. Спокойно, мирно, хорошо). Тесто настраивает на благодушие).



















Как мне дороги такие дни, как я берегу их и ценю.

С.Кирсанов. "Бессмертие"


бессмертья нет — и пусть .
на кой оно , бессмертье?
короткий жизни спуск
с задачей соразмерьте.
признаем, поумнев:
ветшает и железо!
бесстрашье — вот что мне
потребно до зареза.
из всех известных чувств,
сегодня, ставши старше,
я главного хочу:
полнейшего бесстрашья!
перед пустой доской
неведомого завтра,
перед слепой тоской
внезапного инфаркта,
перед тупым судьей,
который лжи поверит,
и перед злой статьей
разносною, и перед
фонтаном арт-огня,
громилою с кастетом,
и мчащим на меня
грузовиком без света...
встречать, не задрожав,
как спуск аэроплана,
сниженье тиража
и высадку из плана,
пусть рык поднимут львы!
пусть под ногами — пропасть!
(но в области любви -
я допускаю робость!)
бессмертье — мертвецам:
им — медяки на веки,
пусть прахом без конца
блаженствуют вовеки.
о жизнь! искрись, шути,
играй в граненых призмах,
забудь, что на пути
возникнет некий призрак.
кто сталкивался с ним
лицом к лицу — тот знает:
бесстрашие живым —
бессмертье заменяет!

воскресенье, 7 сентября 2014 г.

Лунин. Азбука. Звуки.

Звуки, звук, звучание.
Это много для меня. Я могу не принять человека по голосу. Я слышу стрекотание кузнечика в солнечный день и настроение моё тут же меняется, становится медленно летним. Мы слушаем с сыном море в ракушке, мечтая о том, что когда-нибудь..

Мой голос, то, что слышит мой сын с самого начала, его звучание. Больше всего он слышит меня. И если я перенимаю часто интонации и манеру говорить у подруг, то что говорить о сыне, который рядом со мной всегда, я говорю для него. Говорю по своему обыкновению быстро, торопливо и много, говорю и, конечно, не замечая за собой, пропускаю звуки и проглатываю окончания или начало слов.. Так путается его понимание, так происходит какое-то искажение наверняка.

Но нам помогают стихи. Не зря потребность в них возросла во мне невероятно с рождением сына и дальше, всё больше и сильнее. Первой книгой, которую я взяла для него двухнедельного (первую неделю мы жили в роддоме) был Пушкин. Сейчас открывается передо мной огромный мир стихов, огромный как океан. Я читаю, стараюсь исправить свои недостатки речи, громко и плавно, напевно или резко, как требует ритм и смысл, как живёт стихотворение, обращая особое внимание на звучание. Чтение стихов вслух стало любимым временем в жизни. (не могу читать при ком-то)), только сыну). И мне кажется, что это не только стремление к хорошему и красивому, это ещё и помощь, помощь маленькому человеку узнать и почувствовать звуки. Которые могут путаться, а после разговора с одной интересной девушкой филологом, я поняла, что и путаются они не просто так, а по сложившейся как будто традиции, заложенной в языке.
Она только приоткрыла некоторые нюансы, а я уже утонула, но поняла, что чувствовала в том же направлении. В том числе когда выбрала Азбуку Лунина. Когда узнала Лунина, волшебного Лунина, который не просто чувствует звуки, он учит, нет, он показывает, он знакомит, он дружит, он главный и знающий. Рядом с ним всё становится на места. Ш шелестит и шуршит, З звенит, Х холодный, а А август алый. Мне хочется придумать игры с некоторыми звуками, которые Лёва путает или не умеет произносить, мне показалась эта игра интересной и важной, помогающей почувствовать, а значит и сказать. Лунин её подхватил и отточил. Вера Павлова увидела и показала мир звуков, очень тихий на первый взгляд. Нам остаётся только следовать за ними, в ещё один мир, который я увидела благодаря сыну. Большой, бескрайний, интересный как и любой. мир.

Лабиринт



суббота, 6 сентября 2014 г.

Сопровождая.

***
Когда однажды в Париже я чувствовал себя исключительно плохо и Сван мне сказал: «Вам надо было бы уехать на чудесные острова Океании, вы увидите, что никогда не вернётесь оттуда», — мне хотелось ему ответить: «Но тогда я больше не увижу вашей дочери, я буду жить среди вещей и людей, которых она никогда не видела». И всё же мой рассудок говорил мне: «Что тебе в том, раз это не будет тебя огорчать? Если г-н Сван говорит тебе, что ты не вернёшься, он тем самым имеет в виду, что ты и не захочешь вернуться, а если ты не захочешь, то это значит, что там ты будешь счастлив». Ибо мой рассудок знал, что привычка — привычка, которая теперь предпримет попытку заставить меня полюбить это незнакомое мне жилище, передвинет зеркало, переменит оттенок занавесей, остановит часы, — берёт на себя и заботу о том, чтобы сделать дорогими для нас сожителей, вначале нам не понравившихся, придать другую форму их лицам, сделать симпатичным звук их голоса, изменить склонность сердец. Конечно, эти новые привязанности к новым местам и людям возникают на основе забвения старых; но мой рассудок именно полагал, что я без страха смогу смотреть в лицо той жизни, где я навеки буду разлучен с людьми, память о которых утрачу, и, словно утешая, он нёс моему сердцу обещание забвения, которое, напротив, только усиливало его отчаяние. Не то чтобы наше сердце, когда разлука уже совершилась, само не испытывало болеутоляющих влияний привычки; но до тех пор оно продолжает страдать. И боязнь будущего, в котором мы будем лишены возможности видеть любимых нами людей и беседовать с ними, что составляет сейчас нашу величайшую радость, — эта боязнь отнюдь не рассеивается, а возрастает, когда мы начинаем думать, что к боли, вызванной этим лишением, присоединится еще и то, что сейчас кажется нам еще более мучительным: неспособность ощутить ее как боль, равнодушие к ней, ибо тогда изменится и наше «я», мы не будем чувствовать не только обаяния наших родителей, нашей любовницы, наших друзей, но и нашей привязанности к ним; она так основательно будет вырвана из нашего сердца, в котором занимает сейчас столь видное место, что мы сможем находить удовольствие в этой жизни розно с ними, одна мысль о которой в настоящее время приводит нас в ужас; итак, это будет подлинной смертью нашей личности, смертью, за которой, правда, последует воскресение, но уже в другом «я», до любви к которому не могут возвыситься элементы прежнего «я», обречённые на смерть. Это они — даже самые хилые среди них, вроде, например, смутной привязанности к размерам комнаты, к ее воздуху, — приходят в смятение и протестуют, поднимая восстания, в которых следует видеть затаенную, частичную, осязаемую и подлинную форму сопротивления смерти, долгого, отчаянного и каждодневного сопротивления той частичной и постепенной смерти, которая непрерывно вторгается в нашу жизнь, каждое мгновение отрывая от нас клочья нашей личности, после отмирания которых размножаются новые клетки. И в таком нервном существе, каким был я, в существе, чьи нервы-посредники плохо исполняют свои функции — не останавливают на пути к сознанию жалобу обречённых на гибель ничтожнейших элементов нашего «я», а, напротив, открывают ей туда доступ во всей её отчётливости, полноте, неизмеримости и болезненности, — томительная тревога, возникавшая во мне под этим незнакомым и слишком высоким потолком, была лишь выражением протеста со стороны не умершей во мне привязанности к привычному и низкому потолку. Конечно, эта привязанность должна будет исчезнуть, уступив место другой (тогда смерть, а затем новая жизнь, под именем Привычки, выполнят свою двойную работу); но пока не наступит это уничтожение, ей каждый вечер предстоит страдать, особенно же в этот первый вечер, когда она поставлена лицом к лицу с будущим, уже осуществившимся, где для нее не оказалось места; и она восставала, она терзала меня своим жалобным криком всякий раз, когда мои взгляды, не в силах отвернуться от того, что их оскорбляло, пытались остановиться на недосягаемом потолке.

(М. Пруст "Под сенью девушек в цвету")

среда, 3 сентября 2014 г.

Сентябрьские пирожки.

Люблю запах свежего теста, запах дрожжей, запах хлеба, добрый, густой, живой запах.
Лёва предложил - "А хочешь, пирожки испеки!", ну как тут не хотеть.

Тесто прежнее, простое, дрожжевое тесто.
Два вида начинок - с картошкой и с яйцом. Искала в Интернете, но так как сделала немного по-своему, то запишу без ссылок.

С яйцом - три варёных яйца и не очень большой пучок зелёного лука. Лук мелко порезать и слегка, чуть-чуть, минутку обжарить в небольшом количестве сливочного масла. Яйца тоже измельчить. Всё смешать. Посолить.

С картошкой. Сделать обычное картофельное пюре и добавить обжаренный репчатый лук (на 4 средние картошки 1 небольшая головка лука). Пюре с любым маслом, по желанию.

Тесто месили как всегда вместе. Лёва размешивал сначала опару, только в одну сторону!, потом руками, мягкое, тёплое, приятное. А мука у меня всё та же, коричневая), цельнозерновая, более тяжёлая, но тесто всё равно пышило и поднималось. И вкус у готового такой хлебный, как будто с ветром и солнцем, грубоватый немного, но я люблю. Не закрытые окна с миллионом белоснежных оборочных кружев, а развевающиеся тонкие занавески и хлеб на простом столе.

Налепила маленьких пирожков под угасающий светлый осенний день и старое радио.




Напекла в духовке, которая приятно грела в холодеющем вечере ранней осени.




понедельник, 1 сентября 2014 г.

Светлый сентябрь. Находки. Сладков.

"От себя не сбежишь. Ты везде ты: в небе и под водой. 
Это к тому, что человек не изменится,  если его пересадить
 с последней парты на первую. Сколько ребят отправляются за 
"романтикой"  на Дальний Восток или дальний Север. 
А она, романтика, внутри нас. И если ты не видишь ничего 
"романтичного" рядом, то не увидишь и за горизонтом."
Н. Сладков "Миомбо"



Всеохватывающая жара отступила на днях, как и каждый год осень начинается по порядку. И так жаль времени, когда мне не бывает холодно, раскалённого воздуха и круглосуточной жары.

Но уже стремишься в новую жизнь, в тёплые дни первой звонкой осени, подхватывая августовское настроение свободы и надевая тонкие платья или штаны вместо невесомых нарядов белого зноя. Кстати о нарядах. Первое в сентябре - что же надеть? Абсолютно, совершенно нечего. Удивительное постоянство этого дня из года в год на протяжении всей жизни).

К дню знаний случилась находка. 
Чудесная вечерняя прогулка, окрашенная восхитительным янтарным солнцем. Быстрая сначала, медленная потом, длинная тенями и настроением. Зашли в новую Шоколадницу. Захотелось погреться в густом названии и цветах шоколада, хотя пили всё-таки зелёный чай), но с ореховыми нотами).

По сверкающей фонтанами пл Ленина мы неслись как ветер, обгоняя друг друга и смеясь, никто бы не догадался куда можно так бежать. В библиотеку!)) Потому что боялись опоздать, книги вернуть нужно. Успели. Но ничего не взяли. И отдали книгу, которую читали всё лето - животные саванны. Лёва её выбрал сам ещё в июне, слушал и вникал, а я старалась сгладить подробности хищной жизни, всё-таки не для трёхлеток книга. 
И тут надо же, Букинист. Для настроения захожу. Какое приятное и ценное совпадение. Одну Африку вернули, другую получили. Да ещё какую!! Африку Сладкова. Я давно мечтаю о книгах этого писателя. Теперь удовольствие в квадрате. Сладков об обожаемой Лёвой Африке пишет удивительно. Кажется это будет моя любимая книга, я сразу почувствовала, что да, Африка - это тоже мой дом, как и вся земля.. 

Прекрасно сохранилась (нечасто об Африке читали)), 1976 года, издательство "Детская литература", а фотографии в книге автора! И хотя они не такого шикарного качества, к которому мы привыкли сейчас, но дороги мне и интересны гораздо больше многих. Живые, интересные.

Я сфотографировала названия глав и чуть-чуть фотографий. 



Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...