пятница, 14 ноября 2014 г.

Осеннее чтение. Детское. 4 года.

Тихий ноябрь  - время списков, так я всегда чувствую. И никогда это не бывают скучные списки или прилежно-примерные, они бродячие и слоняющиеся, карандашные или с рисунками, многословные и цветные.

Захотелось написать об осенних книгах, то есть о тех детских книгах, которые мы читаем с сыном нынешней осенью.

Но выстроить эту стопку ровно не получается.



















Буду писать обо всём. О тонких, и о толстых. Обо всей книге или только о какой-то части. Об играх и книгах. О настроении и опасностях.. О книгах полдника и книгах перед сном. Или о круглосуточных. Самой интересно, что получится..
Не будет только тех книг, которые мы прочитали один раз и больше не возвращались. Пока не возвращались.


Я пыталась читать осенние стихи. Стихи всегда в полдник или среди дня. Или наизусть. Пушкина. Особенно осенью. И зимой тоже.

Находила в сборниках осень

Лабиринт (книги уже нет)

















Наш любимый милый Стивенсон. И Лёва просил про "Моё королевство", про кубики и про остальное.

Или сразу выбирал про грозу, везде, много-много раз. А ведь осенью грозы не бывает..

"Листопад" Лабиринт

















Но это всё равно интересно. Гроза одна, а картины разные, и я показывала Лёве грозу Устинова и грозу Алфеевского, вызубрив наизусть "Люблю грозу в начале мая" нараспев.

Юнна Мориц тоже осенняя. Я уже писала, что её стихи-песни в исполнении Никитиных услышала когда-то осенью первый раз, так навсегда это настроение и осталось.


Юнна Мориц "Крыша ехала домой" в Лабиринте
















И махнув рукой на тему, ведь главное - мягкий свет, свечи в сумерках, чай и неторопливость, я выбирала сыну то, что нравится мне, а он подсказывал в Стамовой - про мураведа и улитку, в Кондитере - про коня по кличке Искра, и про Флеккефьорд, и про Тигра и Льва, в Кондитере у него много любимых стихов. А Аксельрод просто слушает, внимательно.


Грустный Кондитер
Расклейщики афиш. Стамова
В море мылся великан. Аксельрод
















Мы по-прежнему любим Токмакову, вдвоём. Чаще по субботам после обеда), это время у родителей, и там в большом тёмном зале так уютно читать стихи, которые помнишь с детства.



"Разговоры" художник Лев Токмаков

Вторая синяя книга - моя детская, с так полюбившейся только теперь художницей Макавеевой.















Маршак. Эту огромную оранжевую книгу я купила летом по низкой цене. Сын очень просил, сборник продавался в Букинисте (новый), и Лёва его давно приглядел и полюбил. Я заказала в Интернете намного дешевле, чем в магазине, и рада, что не переплатила.. качество плачевное.. Я заранее знала, и всё равно.. У нас есть тоненькая "Человек рассеянный" старая и мятая, так по сравнению с оранжевой новой тоненькая толстеет и растёт на глазах. Но Лёва любит. Очень-очень-очень любит в огромном сборнике только одно стихотворение, про Пожар. И текст, и особенно картинки, мне кажется, книга уже на этих страницах раскрывается сама.



Маршак в Лабиринте














Раз Маршак, то время любимых Лёвиных книг.
По вечерам мы читаем длинные истории. И эта осень была богата на интересное, захватывающее, полюбившиеся сыну.

Он ждал и просил "Сашу и Машу", мы прочитали два тома залпом, запоем, легко и ужасно приятно. Всё - радость. От текста до формата и даже мелких рисунков, потому что вечером я читаю при свете ночника и разглядывать картинки сыну неудобно, мы лежим рядышком под одеялом, и главное в нашем доме - тепло, голос и история.

"Саша и Маша" Анни Шмидт том 2 в Лабиринте
















Груша и Рам и Рум остались в любимых. Даже если я их не перечитываю, то Лёва их пересматривает. Или играет в них).

В Груше попросила показать любимую картинку). Огромный стол, все празднуют).

 "Невероятная история о Гигантской Груше" Стрид Якоб

"Рам и Рум" С. Сахарнов















И есть ещё одна.. Айболит в прозе. С иллюстрациями Калиновского. Как я хотела её сыну. Как радовалась, что удалось подарить ему книгу на день рождения. С каким восторгом и всеохватывающим интересом он слушал её. И мысленно я подмечала - Лёва понимает всё здесь, в других книгах я не могла быть уверенной, хотя не раз получала подтверждение - понимает, но с Айболитом иначе, он ловил слова на лету, будто предугадывая уже следующие фразы, он слушал слишком внимательно. И я думала, что резкие события истории удачно в миг поворачиваются победой, радостью или шуткой, но, видимо, накал был слишком высоким, резкость чересчур острой, а понимание сверхъясным. ... Книгу дочитывать мы не стали, реакция сына при очередном нагромождении опасных приключений была сильной и горькой, ему стало очень-очень страшно. Правда сейчас он снова берёт её рассматривать, но я не спешу продолжать чтение.


"Доктор Айболит" К. Чуковский в Лабиринте

















Вот другой интерес. Похожий и непохожий. Книга "На острове Буяне", купленная и прочитанная весной, продолжается. Здесь только одна сказка любимая, но какая!.. "Иван - крестьянский сын и Чудо-Юдо", вот ведь тоже страшно.. Но не так, как с Айболитом. Наверное, напевность сказки, её укачивающие повторения сглаживают сюжет (я тоже некоторые небольшие моменты пропускаю), будто вода в широкой реке.. Смородине.. И Маврина. Маврина притягивает, Маврина чарует, Лёва рассматривает долго её картины здесь, яркие, подробные, гладкие и ясные, сказочные.


"На острове Буяне" в Лабиринте

















Так же вечером мы прочитали сказки Биссета, смешные, неожиданные и добрые сказки про всё на свете, но особенно про зверей. Сказки, которые ходят на голове, пьют чай с Алисой и Шляпником, выглядывают из-за угла с белым конфетти, сказки, которым только волю дай, они тут же поселятся навсегда под ковром, что кажется они и сделали, хотя и просили никому не говорить. Но книгу мы перечитывали мало. И картинки не очень.. Хотя Биссета я полюбила, а сказкам мы оставляем лучшее печенье, которое печём как смеянцы из любимой "Леса-чудеса", в которой нет изъянов, кроме одного, иногда её приходится закрывать и ставить на полку, чтобы освободить место какому-нибудь гостю в беретке или  с зелёными помпончиками на туфлях.


 "Сказки про тигрёнка Бинки, поросёнка Икара, дракончика Эндрью и др." Д. Биссет
в Лабиринте
"Леса-Чудеса" Г. Сапгир, художник В. Пивоваров в Лабиринте
















И ещё один друг. Даже два. Мы признали в них родственников сразу - Петсон и Финдус - это мои папа и Тигра - рыжий человек. Кроме того, что может быть Петсон - Ринго Старр, которого я тоже люблю. Свои люди! Живут и радуют, я не устаю читать, Лёва играть, все сажать картошку, и безобразничать каждую минуту. Голуби на улице - куры, огород на ковре. И книжки я ношу из дома в дом, сравнивая картинки с реальностью, иногда даже теряюсь, где что). Люблю кулинарную по-прежнему, особенно про осень и щуку). И новая "Проделки Финдуса" - восторг нам с Лёвой!)


Самый читаемы у нас сейчас "Переполох в огороде" Свен Нурдквист в Лабиринте

















Если про игры. То театр. Три поросёнка всегда только спектакль. Причём иногда показываю я, иногда Лёва. Карандаши, камни и кубики тоже реквизит).




















Или этот пост не закончится никогда или я продолжу завтра).




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...