понедельник, 26 января 2015 г.

Николай Сладков "С севера на юг".

Об этой книге сложно писать, настолько она вплелась в наши дни, прогулки, разговоры, настроение, что отделить и разобрать по листочку её просто невозможно.

Всё время крутится в голове удивление, оно мешает рассказу - да, я удивилась очень сильно, не ожидала эту книгу в любимые, ни мне, ни Лёве, ни нам вместе. В хорошие, нужные, важные, ценные, но не любимые.

А она после многочисленных препятствий (обмен брака) пришла мягко и осторожно, чтобы остаться, чтобы мы сами упрашивали её остаться навсегда и никогда не убегать, а ещё лучше взять нас с собой, и в горы, и в лес, и, конечно, в степи, которые буквально под боком. Степи, о которых тепло и свободно помнят глаза, воет шквальный ветер за окнами, степи, отнявшие у нашего мира деревья и подарившие бескрайние просторы, небо и запах полыни на подоконнике.

Можно написать так много, и не сказать ничего.

Написать, как Сладков умело и играючи рассказывает о природе правду, интересную правду, находящую отклик в настоящей жизни, хочется увидеть, услышать, понять, узнать. Рассказывает много нового и чУдного, от чего мы с Лёвой только ахали, причём я первая. Рассказывает так, что запоминается и вспоминается, с именами - рыбка Даллия, Оляпка, Тушканчик, Казарка, Гагара, Тупик, Плавунчик, Геккон...

Очень нравятся сочетания маленьких и больших глав, с загадками, разговорами и просто историями, нравятся разделы и рисунки без подписей, но расположенные так, что понятно, кто где. Простая, понятная, красивая книга, которая вносит гармонию в окружающий мир.

Написать как неожиданно полюбила Никиту Чарушина, которого я ценила, уважала и всё остальное, но не любила. А сейчас отрываться не хочу от его мягких подробных пейзажей, птиц, птичек, шёлковой шерсти зверей, штрихов и чёрточек, которые дрожат, дышат и волнуются на ветру. Мятные, бирюзовые, голубые дали. Вся книга как будто ноябрьская тишина и земля под слоем опавших листьев или мягкий на ощупь и холодный ветер марта, запах ещё голых веток, готовых брызнуть первыми листьями, пасмурная погода, мороз без снега и тишина Хотя есть ещё пустыня, но она не огненно-жёлтая, а пастельно-жёлтая, светлая.
















































Любовь сына началась с этой первой увиденной в книге картинки:

























Но все удивления и всплески романтических, нервных эмоций приятно тушатся и отодвигаются, сглаживаются царапистые углы и завывания ветра. Лучше взять и снова почитать, пока ветер не утихнет, а потом снова в путь. Где всё так просто и понятно, нужно только смотреть и молчать, улыбаясь.



Гнездо

Дрозд в развилку берёзы положил первый пучок сухой травы. Положил, расправил клювом и задумался. Вот он миг, когда всё позади и всё впереди. Позади зимовка в чужих южных лесах, тяжёлый далёкий перелёт. Впереди гнездо, птенцы, труды и тревоги.

Что ни день, то выше гнездо и шире. Однажды дроздиха села в него и осталась сидеть. Она вся утонула в гнезде, снаружи торчали нос да хвост.

Но дроздиха видела и слышала всё.

Тянулись по голубому небу белые облака, а по зелёной земле ползли их тёмные тени. Прошагал на ногах-ходулях лось. Неуклюже проковылял ещё линючий заяц. Пеночка-весничка, пушистая, как вербный барашек, поёт и поёт про весну.

Берёза баюкает птичий дом. И на страже его — хвост и нос, как два часовых. Раз торчат — значит, всё хорошо. Значит, спокойно в лесу.

Лабиринт




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...