воскресенье, 28 июня 2015 г.

Жаркий день.

Бывают такие дни, когда мелкие неприятности сыплются одно за другим, словно кто-то вытряхнул мешок Пандоры нам на голову (ящик всё-таки для более солидных историй).
Но посреди всего этого хаоса, когда вдруг нет никакой воды, а мы только что после прогулки уставшие, липкие и ну очень грязные, а время обед, у родителей дымится проводка и отключают электричество, когда на Лёву напала ворона! и к нам пристали цыгане. Так вот среди всего этого остаётся тихий уголок дня, в котором  лето, удовольствие и наслаждение большие-большие, а мы маленькие-маленькие, и всё это лето нам.

Придумал Лёва, уговорил - на пикник в центр города, раз уж я так настаиваю на прогулке, то пусть это будет пикник.
И мы вышли чуть раньше обычного. И никуда не спешили. И купили воды, взяли печенье и нашу салфетку для пикника из дома. А потом прошлись по любимой улице Советской аж до самого Кремля





полюбовались окрестностями с высоты Лобного места. Завернули на пл Ленина и около раскидистого дуба устроили настоящий пикник. 

Вокруг жара несусветная, ломаются провода, отключают воду, поливают раскалённые дороги водой (нет, всё это совершенно удивительно, каждое лето у нас так, но почему-то только в этом году все ходят на ушах и ломаются коммуникации с завидным постоянством..). 

А я сижу во влажной траве на своей красной тряпичной сумке и пытаюсь рисовать лето простым карандашом, у меня получается осень, но это совершенно неважно здесь, в лете. Лёва неподалёку затеял стройку. Напились воды, съели печенья и времени осталось ещё много-много.








































Птицы здесь совсем не боятся людей. Толстые голуби подходят стайками ближе, ближе, заморённые жарой воробьи тычутся чуть ли не в руки. Но всех хуже оказались вороны. Они долго каркали над нашими головами, что-то скандально делили, летали с места на место, чуть не утащили наш пакет и, наконец, одна большая спикировала прямо на сына, направлявшегося к фонтану за водой. Не знаю хотела ли она его клюнуть или просто напугать, но я подскочила в ту же секунду и увела ревущего Лёвушку с собой. Специально высматривала в деревьях, но гнёзд не видела. Наверное, разозлились на шумного мальчугана. Ох, не попадайтесь больше мне...



Лёва в моих объятиях довольно быстро успокоился и выстроил такие грандиозные планы отмщения, что воронам бы не поздоровилось наверняка, но ведь это Лёва.. через какое-то время обида улетучилась как невесомые облака в жарком небе, и уходили домой мы с мыслями о том, что ворона защищала свою семью, хоть и без воронят. Правда от идеи сделать рогатку не отказался.

Мы ещё прошлись вдоль фонтанных дорожек и отправились домой. Наполненные впечатлениями, запахом густой травы и желанием вернуться..

В воскресенье, особенно..




суббота, 27 июня 2015 г.

Для летнего чая. Вышитая Хохлатка Полая.

Первые стежки работы впитывали пасмурный свет, молочное тепло и удовольствие летнего балкона с речным запахом песка.

Заканчивала вчера всё там же, под навесом - парусом из яркой ткани с мишкой Бруно, черешней и зноем конца июня. В стебельки вышивки вплетались новые звуки и ароматы. Лимонный базилик счастливо найденные вновь, с позапрошлого года мечтала о нём, шалфей, мята. И звенящая жара в середине дня, когда свет нестерпимо белеет в безумной вышине.
Среди моих трав как будто у самой земли, тихо, жарко, сухо, солёные губы и много воды. 

Мне кажется, что даже зимой она сохранит пахучее, луговое лето, небо, стрекотание кузнечиков и беззаботность лёгких облаков,  в каждой точке белого белорусского льна и в цветных нитках, среди которых сиреневый - первый моток мулине в моей жизни, двадцатилетней давности..



























Я выбрала картинку в Интернете случайно, всматривалась в цветные крестики и перерисовала их на бумагу. Оказалось, что это Хохлатка Полая. И ценный у неё только корень. Но я надеюсь, что вся она целиком подарит радость и сохранит лето. В подарок подруге.

пятница, 26 июня 2015 г.

Лето. "Лето мишки Бруно" Гунилла Ингвес.

Об этой книге я рассказала ещё два года назад. Как раз в конце июня.. Да, я и не знала ещё ни о Мишке Бруно, ни о Гунилле Ингвес. Но говорила о них.. о нас..
Первый раз мне не нужно писать о книге, история уже есть..

Я в сердцах выскочила из дома и поспешила, замедляя шаг, через сад с корзинкой в руках. 
- Мам, можно я с тобой? 
- Конечно, любимый 
- А остальные? 
- Спят - махнула я рукой. 

Мы уже шли по горячей тропе. Высоко клубились лёгкие тучи, приглушая звонкую золотистую жару немного душной тенью. Низко носились стрижи.  Поле дышало и стрекотало широким ароматом горьковатых мелких цветов. 
Нырнули в светлый полумрак маленького леса. Большое клетчатое покрывало расстелила на прогретый зелёный ковёр и в блаженстве растянулась в лаптастой солнечной тишине. Птицы и лёгкий перешелест деревьев обводили спокойствие своими цветами. Львёнок сел рядом и начал выуживать корзиночные припасы. "Книга, яблоки, чай, печенье для меня" - перечислял мальчик. 

- А помнишь когда-то давно в потрескавшемся от старости и зноя городе в бабушкином доме мы так же лежали вместе? 
- Ты никогда не хочешь спать, а потом просыпаться - смеялась я. Диван, жаркий шум и мы в полумраке зала. Я всё время проваливалась в сон, а ты пытался удрать или дёргал меня за волосы - вспоминали уже вместе. 
- Интересно, как сейчас там? - сонно спрашивал Львёнок. 
- Так же. Как у Воннегута. Всё всегда есть и происходит, в разные отрезки времени. 
Я открыла глаза. Сын спит. Шум. Диван. Дом. До встречи, лес.



Лето Мишки Бруно.

P.S. Книга - подарок от дорогой тёти, она тоже из мира, в котором детство, хорошо и деревья. И я не буду о грустном, но мне особенно захотелось, чтобы мир Мишки Бруно пришёл к нам от неё.

А из радостного - мы познакомились с червячком Уффе, которого разглядели на картинке в Зиме мишки Бруно).

И я приняла гостей. Я всегда терпеть не могла тех, кто вмешивается - Короля и Герцога, ввалившихся на плот Гека Финна и Джима. Всю компанию друзей на самую лёгкую лодку в мире Одуванчик. Они все лишние. А в мишке Бруно лишних не оказалось, это новое и очень приятное чувство).

среда, 24 июня 2015 г.

"О, небо, небо, ты мне будешь сниться.."

Я всегда вспоминаю его неправильно, это любимое стихотворение Мандельштама

О [море, море] ты мне будешь сниться!
Не может быть, чтоб ты совсем ослепло,
И день сгорел, как белая страница:
Немного дыма и немного пепла!

Вода цвета неба. Где-то над головой зелёные кусты калины, но я их только чувствую, потому что плыву с закрытыми глазами, лицом к ослепительному небу и слушаю подводные взванивающие полузвуки. Длинные волосы щекочут запрокинутые за голову руки. Нет я не плыву, я вообще ничего делаю, я - ничего, растворённое в блаженстве воды, жары и неба.

Дети меня возили по бассейнчику, залезали сверху, делили круги и шар.
Как это правильно, что так..



Крапиву специально для Лёвы оставили, пересадили к забору, чтобы не жгла. Единственный куст крапивы в нашем городе, случайно завезённый вместе с земляникой из средней полосы России. А я узнала вкус земляники, ещё в прошлом году). 

Я потерялась в поисках границы шкалы термометра на сосне, а Лёва уже звал меня к строителям. 

Вот уже несколько дней строительство Дома занимает всё его воображение. Я узнала столько подробностей, что кажется уже сама готова приступить к возведению собственного Дома.Леса. Стройка разворачивается в любом удобном и неудобном месте. Но балкон предложила я, после маринования меня на предмет необходимого оборудования, непадения частей опалубка на полу и прочих тонкостей Львиного увлечения. Сын заявил - "Это ты здорово придумала, на балконе!" и у нас получился настоящий, только маленький фундамент. И даже не за три дня как положено, а за один вечер.

 Опалубка из картона. Соломинки - арматура.
Раствор - песок с водой.





Всё это перепуталось в днях, в воде цвета неба, в жаре, истончающей как пергамент все чувства и в вишнёвом настроении. Наконец, вишня. Черешня хороша.. но ничто не сравнится с вишней летом. Может быть только дубки осенью).




Надо бы.. надо бы... да, сфотографировать.. ть... что-то я хотела сделать.. да.. Ну пусть будет наполовину полная пиала вишни).

вторник, 23 июня 2015 г.

Без света.

Свет выключили ещё вечером. Часов в восемь, мы делали на балконе фундамент, а когда ввалились в дом, заклеенные плотным слоем песка и пота, оказалось, что нет ни света, ни холодной воды, конечно. К девяти было уже хоть глаз выколи, даром что почти самый длинный день. Почти не считается. Когда отключают свет и становится темно, можно зажечь свечи, смотреть на медленно стекающие парафиновые капли и слышать слабое потрескивание шёлковых живых огоньков. Но свечи у нас оказались дурацкие, они коптили нещадно и отбрасывали нервно-паралитические тени, от которых рябило в глазах. И "лисята боялись".

Оставив романтичную романтику, мы включили все фонарики, один с драконом, красный, серебристый и чёрный с выпадающим стеклом. И ни одного резного, ажурного, старинного или хотя бы просто красивого с налётом туманности и запахом засохшей полыни. Налила технического кипятку в пластмассовый таз - расплавится-не расплавится и при бьющих в глаза диодных лампочках накрошила салата к ужину. Никакого поэтического настроения, задушевных разговоров при свечах, песен как в детстве, капающего воска и тишины с чаем. Воду надо экономить, в ЖЭКе сказали — авария и весь район без электричества.

После акробатических пассажей в тусклой ванной - пятки-ковшик-мыло-хватающие меня за все части одежды и волосы мокрые руки сына - в раскалённой за день комнате, сегодня 40 в тени - моя любимая погода), почитали, покурили воздухом — все шесть этажей снизу и два сверху по очереди выходят курить. Уложила сына, налила себе чаю, половинку чашки с рыжим котом (красная слишком большая для такого количества жидкости) и устроилась на подоконнике. 

Этот подоконник я разглядела ещё вчера. Всю жизнь я знаю, что узкие подоконники моего дома слишком узкие, а деревянный добавочный держится на честном слове. Но вчера я вдруг подумала - а почему бы и нет и прыгнула к своему любимому месту у окна, в моём доме это новое для меня место, но всё равно любимое. Я бы и сейчас там сидела, но тектонические плиты подоконников двинулись-таки в разные стороны, не избежать падения. Поэтому я оставила рыжего кота на чашке у окна, а сама взялась за ещё заряженный ноутбук.


Сидела на окне и смотрела в черноту ночи. Нет, мне не казалось, что я вдруг оказалась в горах или среди ночного леса, и звёзд по-прежнему почти не видно. На изредка вспыхивающей фарами стене соседнего дома тень гигантской старой акации кажется вырезанной маникюрными ножницами, и снова падает непроглядная темнота, трогательная что ли... завораживает глухой простотой, не в пример плоскому квадрату Малевича. Мой район, в котором я живу с трёх лет, такой привычный и всегда шумный, скучный вдруг сделался как будто игрушечным и беззащитным. Ни одно окошко не светится, темнота. Все люди, наверное, легли спать. И только я сижу на окне и смотрю с высоты, the fool on the hill, просто сижу, а вокруг ни огонька, только стена соседнего дома на миг озаряется ажурной тенью старого дерева. Шум дороги не смолкает в отдалении и тикают часы. Наверное, вода в пластмассовом тазу уже остыла. И скоро я тоже буду спать..

вторник, 16 июня 2015 г.

Игры, игрушки. Сын. Четыре года восемь месяцев.

Долго не ходили на занятия, прямо совсем долго. Но сегодня посетили, с радостным предвкушением - Лёва (всё ещё кашляющий, сколько можно..), с вышиванием и толстенной книгой, которая так и не пригодилась - я. Все два с половиной часа меня занимала разговорами приятнейшая пожилая женщина, а я как обычно нечаянно разболтала о себе всё на свете и даже сама не поняла, как так получилось. В очередной раз..

После - короткий переброс фразами с преподавательницей вертелся вокруг слабых рук сына. Хотя и замечала всегда, но не задумывалась. Советы все как будто и так в нашей жизни реализуются

- ножницы в свободном доступе, занятия с вырезанием, которые Лёва, прямо скажу, недолюбливает. Но тем не менее самостоятельно вырезает в своих играх периодически.

- салаты нарезать, помогать в настоящих делах.

- рисовать, раскрашивать и прочее - всё это Лёва не очень и любит, что и понятно, раз сложно.

В общем известно и не ново, но раз слова вслух произнесены, то останутся, конечно, в голове, и я надеюсь, что придут и интересные игры, направленные на развитие рук.

Но а пока в самый раз вспомнить наши игры, о которых хотелось написать ещё неделю назад, но не приходилось к слову. Всё по инициативе сына - и опыты, и конструкции, и совместные игры - ко всему привлекал меня Лёва, а не наоборот, я была вся в своих мыслях и с удовольствием откликалась, но сама придумать ничего не могла.

Вот разве что чай.
Однажды я села за фотографии днём  - хотелось быстренько соорудить картинки к ночному посту о книгах. Быстренько в этой жизни я делать не умею ничего. Сын маялся, ждал, мы собирались выходить вот-вот и никак. Львёныш выудил какие-то чайники из некогда обожаемого кухонного шкафа, и меня осенило - "Лёвушка, а завари-ка нам чаю, а? так пить хочется." Сказано-сделано. И неважно, что в гости мы явились совершенно поздно, фотографии я так и не доделала, зато чаепитие состоялось за сервированным столом. И к чаю подавали фирменный десерт - разломанное печенье с мёдом. Как ему понравилось! В чайнике, конечно, был не кипяток, а просто горячая вода. А всё остальное совсем взаправду. Так здорово! Теперь часто делает нам всем чай)).


воскресенье, 14 июня 2015 г.

Музыка лета.



Cкачать Название композиции бесплатно на pleer.com


пара-пара-пам-пам-па-пара-пара-пам-пам-па
повторяется снова и снова, летний день кружится. И раз, два, три, раз, два три льются звуки пианино проигрывая наши шаги, мы снова и снова идём, бродим, останавливаемся, садимся на лавочки или в траву, на землю, дорогу, поднимаемся и снова неторопливо идём дальше, и дальше, и дальше. Лениво, медленно. Как заезженная пластинка в старом доме с большими открытыми окнами в деревья наш привычный путь. Ласточки летают низко, крыльями касаются нотных проводов. Глупый обед в кафе, дурацкий, невкусный и невероятно дорогой. Но можно не возвращаться домой, и музыка снова подхватывает.

Старая-старая музыка, которой уже нет, вертится. Я помню Лион Фейхтвангер band, и в тот давний зимний день они наигрывали нынешнее лето. Без цели кружащее среди цветущих деревьев. Мы провожали густое вечернее солнце и всё шли и шли и шли. Узнавали в длинных тенях себя, мама смотрела на мои длинные, спутанные ветром волосы и говорила, что видит свою молодость. Я смотрела на сына.

И дома устало растянувшись на неудобном диване, снова завести старую пластинку и пить, пить, пить воду или чай, чтобы напиться за весь жаркий день лета.




суббота, 13 июня 2015 г.

Июньские травы рукоделия.

Начало лета цветными нитями вышивается. Тонкими, чуть слышными травами мая, лёгкими кружевами послеобеденной тени в беседке, той самой беседке несуществующего сада, который снится Муми-маме.

"Муми-мама спустилась на песчаную площадку, укрытую за огромной скалой. Тут кучками росли голубые морские гвоздики и дикий овёс, и в их тонких стеблях шелестел и посвистывал ветер. Муми-мама прилегла у скалы с подветренной стороны. Ей были видны лишь голубое небо да морские гвоздики, качавшиеся над самой её головой. “Полежу здесь совсем немножко”, – подумала она и тут же заснула глубоким сном на тёплом песке."




























Не вышивала гладью со школы. Всё те же нитки, переплетения, цвета. Счастье увлечься снова.

пятница, 12 июня 2015 г.

Деревья. День 12 июня.

"Есть люди, которые говорят, что дружат с деревьями".
("Софи в мире деревьев" С. Каста, Б. Мосберг)

Направляясь, наконец, на прогулку-не вокруг дома, то есть к Братскому садику, прихватили с собой новую книгу и лупу. На всякий случай. И цветные карандаши.

Солнечная, тихая дорога среди пышной густой зелени. Катальпа цветёт белым цветом. Оказывается аромат её цветов похож на запах акаций.

Но Братский садик встретил мощной атакой комаров и мошек. Зудящая армия не остановила решительных исследователей и, перебегая от солнечной лавочки к тенистым, обманчиво притягивающим полянам и обратно, мы провели короткую экскурсию, результатом которой стали зарисовки выбранного Лёвой дерева. Им оказался старый вяз.









































Книга муравьишки Софи, которая сначала обескуражила меня объёмами и тонкой обложкой (за немаленькую всё же цену), полностью реабилитировалась сегодня. Вот на последних страницах, которые оставлены для самостоятельного заполнения, Лёва и изобразил дерево, сидя в мягкой траве и отмахиваясь от приставучих мошек.
Очень удобно - энциклопедия и блокнот для исследовательских записей в одном.




Теперь я особенно ценю в энциклопедиях для сына доступность, лаконичность и чуть интереса. А то громоздкие взрослые книги, которые регулярно просит читать Лев, настраивают меня на безнадёжный лад лишнего чтения. У Софи хорошо. И есть загадки, идея для игр, заметки, а главное - подробные картинки, не только листьев, но даже и голой кроны, почек, оказывается это не только летняя книга, как я пообещала сыну, зимой тоже очень подойдёт для наших исследований.




Я надеялась, что мы выберем деревья, не вошедшие в книгу, но и  каштаны, и вязы Братского садика есть в энциклопедии.



Нет в ней тополей. Они шумели в наших окнах, и как всегда казалось, стоит только сделать шаг навстречу через подоконник.. но пробегала мимо, а на земле они нам сегодня тоже не встретились.

Прогулка в лето, могучие деревья-друзья с шершавой, заживляющей корой, в которой растворяется без остатка страх, рисование в траве, исследования, маленький Букинист, усталость обратной дороги и запахи помидоров и огурцов в салате - таким выдался этот день - 12 число месяца. Сегодня Львёнку 4 года и 8 месяцев. И как всегда, я думаю, что почему-то именно 8 месяцев оказываются для меня особенно запоминающейся датой.





 Лабиринт



четверг, 11 июня 2015 г.

Záhrada.

Непостижимо редко случаются в моей жизни сейчас новые фильмы. И если вдруг я смотрю неизвестное кино, то пусть оно будет как "Сад", который узнаю, как будто был он всегда. Фильм нынешнего лета. И осени в любой год.


В полтретьего летом.

В полтретьего летом.

Самое летнее время.

До обеда зной набирает силу, разгоняется и увлекает спешкой - быстрей-быстрей, пузырьки кипятка набегают на поверхность, толкаются, торопятся, солнце раскаляется до сверкающего острия иглы.

И наступает миг, когда жар, белый и огненный, разливается, переполнив края полдня, широко, грузно.

Я стою на балконе, облокотившись о серебристо-ржавые перила. Они жгут локти и запястья драгоценным огнём лета. И смотрю вниз. Лёгкий ветер шелестящими  порывами приминает полузасохшие кроны старых деревьев. И отпускает их в оранжевеющую тишину.

В полтретьего летом медленно проходят люди внизу. Они не спешат туда или обратно. Не несутся в машинах или маршрутках. Не гудят вечерними мелькающими компаниями. Они медленно плывут в послеобеденном белом жаре, через прохладную полутень вязов и тополей. Как отпускники или убежавшие с работы прогульщики. Они нарядные и аккуратные, с бутылочкой воды, в солнечных очках, из холодных офисов, они идут просто так, в полтретьего летом.

А я стою на балконе и солнце выбеливает мои волосы и золотит кожу огнём.
Сейчас обедать пойдём.

среда, 10 июня 2015 г.

Пикник. Книга Габриэль Венсан "Комната Жозефины. Пикник".

Дорогая Селестина, а не пойти ли нам на пикник?

Вы отправляетесь на пикник в дождь к ближайшему лесу?  И прихлёбывая обжигающий чай из термоса, слушаете как капли барабанят по навесу. А вокруг шелестят деревья и пронзительно пахнет свежестью.

А если нет леса, парка, даже маленькой полянки тоже нет.. Зато есть "По газонам не ходить" и ещё пыль асфальтированный разбитых дорог, где пакеты и бутылки перекатываются  под звуки мусорного ветра и нет среди этой свалки ни резного комода, ни даже халата в цветочек. 

Только где-то далеко-далеко на краю Земли, куда могут добраться только счастливые обладатели крепких нервов или собственных машин, деревья рисуют рябь в прозрачной глади неба и свежее дыхание лета наполняет корзинку души чуть кислыми вишнёвыми ягодами.

Неужели это так далеко? Не может быть..
Не может, не может, не может быть.
Конечно, дорогой Эрнест, мы чуть не забыли о нашей маленькой планете со странным именем Балкон. И хотя дорога туда трудна и извилиста, но твоя машина времени домчит нас в один миг.
Значит на Пикник?
Конечно! Какие могут быть сомнения? А книгу мы дочитаем вместе с небом.

Собрали нехитрую провизию в мою старую грибную корзинку. Львёнок заварил чай, с недавних пор это его привилегия. 



И мы отправились в путь. Сначала на машине с разноцветной коробкой передач, потом пешком по зелёному полу и мягкому ковру.




И наконец вот он, долгожданный головокружительный Балкон. И замок из песка, и пруд, и будущие пряные травы.




Больше всего на свете я люблю много-много всего, и чай входит в этот огромный список. Но лучше чая может быть чай под небом, горячий, ароматный и совсем другой, даже чай с сахаром, который заварил мой сын, а я налила его в белую эмалированную кружку моего детства. 


Мы пили чай, ели яблоки и печенье и читали про нас, про Эрнеста и Селестину). Я люблю тебя, Эрнест!




"...хотя считаю, ...,что в вашем-то возрасте подобное ребячество непозволительно!" - промелькнуло у меня в середине пути, когда я ещё сидела в маленькой машине и держала корзинку на коленях. Но тут Эрнест резко повернул налево, а фраза осталась болтаться на дороге рядом с неглаженой кучей белья, поджидая кого-то другого.





Сто дней после детства.

вторник, 9 июня 2015 г.

Случайные книги.

Будто случайно. Нет, на самом деле случайно появляются в жизни некоторые книги. Отдельная дорога случайных книг. Я их не выбирала, не стремилась прочитать, не думала о них, и может даже не знала автора или не обращала внимания раньше. Но они вдруг появляются, прочитываются, причём с завидным постоянством, завидным, потому что гора желаемых книг не уменьшается вовсе. И не становятся событием, особенным развлечением, чем-то важным. Но, да, влияют, да, замечаю, может быть выписываю, останавливаюсь, читаю и убираю после. И так это всё странно. Сейчас появился совершенно неизвестный мне венгерский писатель Фридьеш Каринти.


















Отец.

Вот уже тридцать лет подряд мой отец отправляется на службу ровно в половине восьмого утра, ровно в час приходит обедать, в три снова уходит и возвращается домой к восьми вечера, точно к ужину.

Меня он будит в семь утра, мы делаем обтирание холодной водой, вместе завтракаем за большим обеденным столом, затем отец просматривает мое расписание, проверяет, беру ли я с собой все нужные учебники. За обедом мы снова встречаемся, и я должен рассказать, кто и как отвечал на уроках, на чем мы остановились и что нам задали на завтра.

Отец сам составлял для меня список книг, не предусмотренных гимназической программой, которые мне предстояло прочесть дома. Каждый день мы для тренировки говорили на разных языках: у нас были немецкий, французский и английский дни. После ужина отец читал мне в оригинале классиков, подчеркивая фонетические и интонационные правила. Мы вместе переводили и объясняли "Песню о Роланде" и "Вильгельма Мейстера"... Вместе занимались гимнастикой по системе Мюллера.

Так шли мои гимназические годы, день за днем, год за годом, начиная с семилетнего возраста, то есть после того, как умерла моя мама.

Лето мы проводили в Сент-Эндре. Отец приезжал по воскресеньям, мы гуляли по берегу Дуная, вместе заплывали на островки, по очереди гребли на лодке, совершали экскурсии в Избе, в Манфалву или к студеным ключам в Старые воды. Но если бы меня сейчас спросили, помню ли я какой-нибудь конкретный разговор с отцом за все время, которое мы провели с ним вместе, я, пожалуй, сразу не нашел бы, что ответить.

Хотя один-единственный такой разговор я все-таки помню.

Мне исполнилось четырнадцать лет. Как-то под вечер я брёл домой по улице Керепеш. И вдруг встретил на улице отца.

Это было впервые в моей жизни.

Впервые мы встретились на улице неожиданно, в неусловленное время и в неусловленном месте, среди незнакомых, спешащих, не замечающих друг друга людей.

Он шел мне навстречу.

Я узнал его издалека, а он меня, вероятно, мог и вовсе не заметить. Но на расстоянии шага вдруг заметил и, казалось, был очень удивлен. Мы остановились, и он растерянно помолчал, точно не зная, о чём со мной заговорить.

- Откуда ты?

- С урока музыки. Пойду к дяде Каройю.

- Ага...

И еще с минуту он молчал. Потом спросил:

- Ну... как дела в школе?

Мне показался странным этот вопрос. Я впервые заметил, что отец говорит лишь для того, чтобы что-нибудь сказать: ведь он прекрасно знал мои школьные новости.

- Спасибо,- отвечал я глупо и неловко.

И в эту минуту мне стало вдруг как-то неприятно, не по себе: в толпе снующих вокруг людей мой отец оказался вдруг ниже и меньше, чем я всегда себе представлял. Ещё с минуту мы простояли рядом. Неожиданно отец как-то странно улыбнулся.

- Ты вырос,- произнес он. Покачал головой и потрепал меня по щеке.-Каникулы пошли тебе на пользу. Ну, до свиданья.

Это произошло спустя три часа после того, как мы виделись за обедом.

воскресенье, 7 июня 2015 г.

Бесконечное Лето.

Протянулась первая неделя лета.
И снова как у Брэдбери, всегда.

"Это было лучшее изо всех времён, это было худшее изо всех времён; это был век мудрости, это был век глупости... это были годы Света, это были годы Мрака... у нас было всё впереди, у нас не было ничего впереди..."
("Лучшее из времён")

Это было время одиночества, это были дни бесконечного общения.
Это был мир без людей, это была планета Маленького принца, где всегда вдвоём Синичка Зинька и Дятел, Маленький принц и цветок, собака Лолла и мишка Бруно. 
Это было время Дома без прогулок, это были часы неба и трав.







Это было время пустоты. И бесчисленного количества идей, придумок, игр, которые рождались сами собой из ничего, из моего ничего. Лёва придумывал всё.

Стопки ненаписанных постов.

четверг, 4 июня 2015 г.

Первый летний дождь.

Зашуршал тихо. Мы вернулись с балкона в дом и только в комнатах поняли, как пасмурно и темно за окнами. Балконные травы оживают или начинают расти заново. Не буду больше сажать рассаду, дома им нет воздуха как и мне порой. Теперь понятно, что мята у нас перечная, а пушистый шалфей пахнет как-то привычно). Всходит горошек. В мамином саду наша грядка с горошком зеленеет. Поливали, подвязывали травинками - Лёва придумал мне верёвочки. Но сейчас не знаю, когда получится вернуться туда..



















Поэтому посадили горошек и на балконе в горшки.

Мокрый воздух рассыпается свежестью по полу.
Листья акаций махрятся и вздрагивают как ещё не намокшая шерсть пушистого кота, который деловито бежит через двор прятаться от дождевых капель.
Дышится.
В доме музыка. Оказывается стихи "За невлюблёнными людьми" прекрасной Ю. Мориц.
Из любимого фильма "Почти смешная история".

"Дрожь всех дождей
Пыль всех дорог..."



Cкачать " Под музыку Вивальди " бесплатно на pleer.com


Cкачать "За невлюбленными людьми..." бесплатно на pleer.com





Он, фильм, спас меня когда-то. Ранний-ранний срок беременности, Лёвушка тогда был только для меня, занимал каждую секунду воздуха. И в тяжёлый период вдруг случайно кино
П. Фоменко, фильм подсказал мне, что всё хорошо, всё хорошо..
Он как будто сдувает волосы с лица и щекочет кожу летним ветром.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...