среда, 30 сентября 2015 г.

А. Введенский. О девочке Маше, о собаке Петушке и о кошке Ниточке.

Сижу и думаю, о чём же сначала рассказать, какое из двух путешествий важнее..
Поход в Краеведческий музей с сыном или Машино возвращение из Сухуми в аккурат к Новогодней ёлке.
И не могу решить.
С одной стороны цветные фотографии, а с другой чёрно-белые картинки в книге. Но всё это настоящие иллюстрации настоящей жизни.
Да, всё-таки книга, музей был в первой половине дня, а книга закончилась вот, только что. Удивительная и чудесная книга про девочку Машу, про куклу Елизавету Петровну и про всех остальных.


Я знала Введенского давно, я подарила его стихи Лёве к двухлетию и тогда же к новой книге "Кто?" нашла свою старенькую тонкую с рисунками Калаушина. А потом появилась Кошка Мохнатая Ножка. И ни минуты я не сомневалась, что Маша окажется особенной девочкой, а скорее самой что ни на есть настоящей и живой. Так и вышло. И не только Лёва, раскрыв глаза и затаив дыхание, слушал о приключениях, путешествиях, радостях и горестях настоящей Маши, я, я сама читала и видела как наяву всё-всё - и ночной сад, и сад детский без сада, и аккуратную комнату, и снежную зиму. 
Но главное - это путешествие в Сухуми.
Когда-то на моей первой работе замечательный мастер рассказывал мне о вроде бы не самых интересных вещах, о ремонте, о строительстве бани, о древесине, об инструментах, ну и об охоте и рыбалке, рассказывал так, что мне было ясно, я сейчас могу встать и идти строить баню, знаю, что мне нужно, сколько нужно и знаю, как это делается. И это было так интересно, что я забывала обо всём на свете, мне только баню хотелось построить, очень, но оказывалось, что уже вечер и пора идти домой. Вот Введенский, он так же описал весь путь Маши от дома до Сухуми и обратно. Я так хочу к морю.. на пароходе.. и я даже как будто номер автобуса знаю и откуда он идёт, для начала пути. Это можно, так можно правда. Море есть, есть пароходы и самолёты - по-настоящему!! правда. А я не верила.. Даже когда муж вернулся из поездки, рассказывал о грозе, которая задержала пассажиров в аэропорту, даже когда показывал фотографии парков Минска и неба из самолёта - я не верила, что это бывает со мной. А теперь верю.

Лёва сдерживал горькие слёзы, когда Маша оставляла собаку Петушка и кошку Ниточку и придумывал, что же можно было сделать, вместе со мной радовался стихам, лёгким как солнечные зайчики в летний день. У нас обоих горели щёки, когда заболела мама. А такие широко раскрытые глаза я видела у него только во время театра, - что, что же за дверями столовой, почему она закрыта?
И всё это самыми, самыми-пресамыми простыми словами. Как у Введенского. Но только голос звенит и читаю я громко, потому что это ведь всё настоящее, а по-другому и представить нельзя. И нельзя представить, что 19-я годовщина революции - это значит 36 год.. и впереди 41.. нельзя.. я только буду слушать, как Лёва теперь говорит - я так рад, что Маша вернулась к собаке Петушку и кошке Ниточке, так рад. И я рада. Пусть так и будет в их настоящем дорогом мире.



Лабиринт

2 комментария:

  1. Книга закончилась, но её дух и эмоции впитались в душу. И кто знает, лет так. через 30-40 Ваш сын, возможно, так же откроет для кого-то эту книгу и вспомнит те дни, когда Вы вместе читали. однажды я понял, что любое событие в жизни - не случайно, что все имеет свой смысл. И как хорошо, что Вы смогли так прочесть книгу, что у сына появились слезы... Душевно.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Очень тепло представлять всё то, о чём вы написали), спасибо вам). Совсем не случайно, согласна, да).

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...