воскресенье, 7 февраля 2016 г.

"Кладовая солнца" М. Пришвин.

"И в деревню на поправку
Где коровы щиплют травку
Отдыхать отправлен быыл"

 ("33 коровы" из к/ф "Мэри Поппинс, до свиданья")

Любимые книги о природе - это такая моя деревня, в которую мне нестерпимо хочется отправиться. Среди самых любимых, наверное, знакомые с детства. Может быть тогда они не были событием для меня как Туве Янссоновский мир, но запомнились тепло, надёжно и расцвели, задышали только теперь. С детского сада пингвины Снегирёва и Митурича, Паустовский от мамы, и со школы Кладовая солнца Пришвина.

Кладовая солнца... живые, осязаемые воспоминания. Класс, за окнами уже темно, кажется последний урок, зима, и ужасно холодно. Учительница, высокая, красивая, с чёрными короткими локонами, она всего два года, пятый и шестой класс, вела литературу и русский язык, Надежда Александровна, чтобы хоть как-то отогреть притихших, уставших детей, предложила театр. Я была солнцем, утренним солнцем в свитере противного зелёного цвета и с ледяными руками, отогревала озябшие ёлочки - Олю и Аделю. Тетеревом-Косачом Серёжка Володин, его "Чуф-Ши" осталось в памяти.
И длинная домашняя работа по отрывку из учебника. Я и сейчас помню свои слова о двух деревьях - сосне и ели, сплетённых стволами и колющих друг друга иглами, скрипящих в воющем ветре. Это моё Блудово болото, а люди, главные герои книги - Настя и Митраша - начисто стёрлись из воспоминаний. Удивительным было новое узнавание, новое прочтение, казалось, такой знакомой книги, ведь я видела и клюкву, и тетерева, и утреннее солнце, я чувствовала ветер и запах бескрайнего холодного болота, неужели там было что-то ещё..
Как много чувств, сложных испытаний, мыслей хранит в себе Кладовая солнца, где человек, маленький человек побеждает не только Старого помещика волка, но понимает себя и мир, такой живой в каждой Травке вокруг.
Возвращаясь, заканчивая чтение, я как будто надеваю на босые ноги твёрдую как фанера обувь. Но тепло остаётся, в прозрачных акварелях Дугина.
Вспоминается на прогулке, помогает сойти с асфальтированной дороги или разглядеть мох у старой стены дома. Или может быть накормить муравьёв печеньем или погладить большого доброго пса.










































И остаются мечты, о том, что где-то воздухом дышится и деревья стоят до неба. Где-то к реке ведёт тропинка, и снег укрывает жухлые осенние травы. Где-то рядом. Совсем близко.













В книге много рассказов Пришвина, много страниц, и на каждой своя жизнь, от маленькой букашки до огромного лося. Мне он нравится, Пришвин, как будто запросто рассказывает, вернувшись с охоты. Можно вполуха слушать, поедая вкусный сытный ужин в тёплой кухне, но тут вдруг такое интересное, что и о еде забудешь. И тихо так, хорошо, спокойно.

Лабиринт (отсутствует)

8 комментариев:

  1. какие чудесные фотографии...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо)! И книга, правда, необыкновенная.

      Удалить
  2. Вчера как раз взяли с Варей книгу Пришвина в библиотеке. Тоже обожаю окунаться в этот лесной мир.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. И мы недавно были в библиотеке, Лёва набрал довольно много книг, и среди них о животных одну тоже).

      Удалить
  3. У меня стоит на полке шеститомник трудов и записок Пришвина. Чудесный автор!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Шеститомник!! Здорово, Оля!)

      Удалить
    2. Его мама спасла, когда закрывалась библиотека в их НИИ, шеститомник 1950 годов, хотели сдать в макулатуру, а она его забрала, принесла на замену кучу своих научных черновиков))) Книги подверглись обмену по весу 1:2.

      Удалить
    3. Да, и мне знакомы такие истории.. У нас дома Пушкин, вот так же найденный буквально на библиотечной свалке, папа когда-то спас. Книга ещё с ятями и старинной гравюрой - портретом поэта.

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...