среда, 16 августа 2017 г.

Разговоры

Скрепя сердце.., так и хочется написать "скрипя сердцем" - под впечатлением от прочитанной вчера статьи Натальи Белюшиной. В очень уж большом количестве на меня обрушились примеры повсеместной безграмотности, сначала я хохотала, а потом почувствовала, что тону в безысходном море ошибок и равнодушия, о котором пишет Белюшина.

Хотя скрип в данном случае тоже уместен, это тот звук, который я явственно слышала внутри себя, когда вслух произносила - "а может "Властелин колец" посмотрим..." - и сама себе не верила. Так что и скрипя, и скрепя. Но фильм мы смотреть начали.

Несколько, я даже не помню сколько.. лет сын увлечён Средиземьем. А поговорить кроме как со мной о Толкиене ему не с кем (причём не я рассказала-то ему о Властелине, пропади он пропадом, колец). Чего-то никто не читал, не любит, не знает и знать не хочет. А я зато и читала, и смотрела, и вообще. А теперь уже и научный труд могу сочинить на любую околовластелинколецевскую тему, но очень опасаюсь скатиться на тот уровень, который так живо представлен в "Торжестве абырвалга", поэтому останусь устным консультантом сына по всем Толкинистским вопросам. И работа эта не из лёгких - в любое время суток, а желательно во всё время, я на посту - отвечаю, размышляю, обсуждаю, предполагаю, выступаю, представляю каждого настоящего и выдуманного героя Властелина колец, вспоминаю количество стрел в колчане самого младшего эльфа, которого не допустили до битвы на Пеленнорских полях и имена любимых собачек хозяек Хоббитании.

Давным-давно выдана была ребёнку книга, три, "для взрослых! но если хочешь, сам читай". И он с завидным упорством только на ней оттачивает своё неумелое мастерство. Читает, конечно, как и всё, что он делает, исключительно по-своему. Выдёргивает куски из разных глав, выискивает по оглавлению нужные битвы, потихоньку разбавляет скачки по страницам чтением по порядку. Но книги от сносящего всё на своём пути потока вопросов не спасли. Ни картинки в Интернете, ни время, ни моё терпение - ничто не снижает включение меня в тему и горит вечным огнём.  Вчера я достала последнюю карту и предложила кино. Можно хотя бы смотреть, а не говорить о Властелине колец. Час в день.

Это всё ирония, конечно. Хотя случается, что я цепенею от бессильной ярости, после особо яркого властелинколецевского дня и накладываю табу до какого-то следующего понедельника на разговоры О..

Но бывает, что я могу порадоваться удачному повороту.
Когда одна лишь моя фраза оборачивает уличные недовольства  воодушевлением - "Ой, смотри, кажется это Ортханк" - (для справки: крепость в долине Нан-Курунир на южной оконечности Мглистых гор, одна из главных в Средиземье).
Или огненная битва с Барлогом заканчивается чтением отрывка о лесном пожаре из Повести о лесах Паустовского.
А может быть сын будет рисовать Хельмову падь, сидя на корне нашего ясеня, а я пить воду из кружки (вода Фангорновская само собой) и писать что-то никчёмное в свой блокнот или просто слушать ту тишину, которую передаёт мне дерево, щекоча затылок.








































И сюда же.
- Лёва, как тебе нестрашно смотреть кино, ведь даже от фильма Хроники Нарнии ты отказался...? (мы начинали немного как-то).
- Так здесь всё понятно, кто враг, кто друг. А в Хрониках Нарнии воюешь-воюешь и бац, оказывается с другом..

воскресенье, 13 августа 2017 г.

Дуб

"У Лукоморья дуб зелёный.."

Я так долго собиралась к нему, что однажды он мне даже приснился. Огромный Дуб во сне вырос до неба, а внутри у него оказался дом.
Я видела близко его в детстве. Когда-то папа водил меня к этому дубу. Сегодня так же. И я наконец показала Дуб сыну.
Дуб, про который все всегда думали, что его посадил Пётр I, а оказывается он ещё на сто лет старше.

Я дорожу встречей с ним. Он всё такой же, старый, необъятный, бесконечный, древний и живой. Рядом с ним я чувствую тишину и себя так, как есть, без многочисленных одёжек без застёжек, в которые нарядили меня годы.
Сыну понравилось пешее путешествие, несмотря на пламенный жар августовского полдня.






В 2012 году Дубу присвоили статус памятника живой природы, обхват 5 м, возраст 447 лет. Так что хоть Пётр I действительно приезжал в Астрахань, дуб он не сажал.







































Зато к его приезду был построен Летний дворец, от которого давно не осталось даже памяти, нигде, но у нас есть книга. И карта, с местом расположения дворца и кратким описанием.

"Это скромное одноэтажное здание с главным фасадом в три оси и нарядной "балюстрадой"  на крыше (источник упоминают террасу дворца) имеет признаки любимого Петром бюргерского стиля и напоминает загородные дома его друзей-голландцев, например, дома купца Христоффеля  Брантса на реке Фехт."
Астраханские находки. История, архитектура, градостроительство Астрахани 16-18 вв по документам из собраний Петербурга
Е. В. Гусарова

Рядом с нашим домом оказывается, я знаю это место! Там ещё были сады, но я их почти не застала, теперь в этом месте разбитый пустырь и интернат.

На пустыре делать нечего, лучше назад к дубу.
Огромное дупло, которое я тоже смутно помню - след от молнии, гроза разразилась в 50-х годах 20 века, если верить Интернету.
Удивительно, насколько время может быть неизменно. Прошла огромная часть моей жизни, а он всё так же стар, ни на минуту больше.. и так же листья весной и жёлуди осенью. Его молчаливая вековечность как опора и сила в трепыхании дней.






воскресенье, 6 августа 2017 г.

Терри Пратчетт и Магия биологии

Сегодня день рождения у Ольги Астраханцевой! Она не только рассказывает о природе и жизни вокруг и внутри нас, с любовью и знанием, но и поддерживает всегда добрым словом, мудрой историей, советом и ответом любого человека. В Блоге Магия Биологии. Я дорожу соседством Дома Леса с Магией биологии, мне всегда кажется, что наши дома рядом и в случае чего я всегда могу заскочить за солью или спичками к дорогой соседке.
Оля, поздравляю! Счастья и добра тебе!

О Терри Пратчетте я узнала несколько лет назад так же благодаря Оле.  Известный писатель, любимый многими, но я была не в курсе. И уже давно знала, встреться он мне на пути, я обязательно захочу познакомиться, встречи с ним в Магии биологии всегда были неожиданны и увлекательны. Июльское путешествие случайно (и неслучайно) подарило мне книгу Пратчетта, знакомство состоялось.


***
Маленький свободный народец

Я люблю книги, которые начинаются с летнего ливня. Как Летняя книга Туве Янссон или вот эта, новая. Совсем другая.

"Летний ливень, похоже, не знал, что он летний, и рушился на землю с яростью зимней бури".

Почему Терри Пратчетт, развлекательно-несерьёзный, легко прошёлся по моим дням и насмешив, поддержал так, как никакие другие слова, события и поступки.

Я люблю хохотать от души, люблю смешные книги и людей с чувством юмора, люблю Зощенко с детства, Рекса Статут, Джерома К. Джерома и Вудхауса очень. А теперь Терри Пратчетта тоже.

И это при том, что Терри Пратчетт довольно зябко окунул меня в мои настоящие сны. А не те, о которых я мечтаю с Демыкиной, отгоняя прилипающий страх. Я терпеть не могу сны, пытаюсь узнать у других какие они бывают хорошие. Потому что мне такие не снятся никогда. Я пытаюсь понять и почувствовать, что они бывают добрые и красивые. Иногда у меня получается, как в Цветных стёклышках, потому что много пересечений и много моего, близкого, и мне нравится Демыкина, и кажется, что сон может быть таким, сон-мечта. Я вспомнила сейчас о Демыкиной, потому что её проза ближе всего к красивым снам. Но боюсь, что исполнись эта моя сновиденческая демыкинская мечта, она в реальности примет чужие черты.

А Терри Пратчетт так и описал, как есть - липкий, гадкий, страшный мир снов. Реальность, в которой что-то (или всё) ненастоящее. И думаете это было пугающе? Ничуть! Нак-Мак-Фигли, живые синие человечки (вот совсем не зелёные), далёкие от романтики и печалей мечты, восхитительно топорно перебудили всех спящих. Большие ботинки Тиффани (и её имя, так чудесно неподходящее под сложившийся образ другой любимой Тиффани, что кажется это нарочно) тоже подбросили мне дополнительную карту. Дурацкая обложка не смущает карандашные пометки в лучших традициях любимых книг. 







































"Вот как это было сделано. Никакой магии. Но там и тогда это было чудо. И чудо не перестаёт быть чудом, когда узнаёшь, как оно было сотворено." 

"Щаз как стиханёт!"

"Тут лежали штучки на палочках и сияющие, переливающиеся штучки в чашах. Всё украшал крем, или завитки шоколадной помадки, или тысячи крохотных разноцветных горошинок. Всё казалось взбитым, или глазированным, или присыпанным, или то, и другое, и третье разом. Это было не еда. Это было то, чем становится еда, когда после безгрешной жизни попадает в рай для еды."

"Может, думать так было и эгоистично, но злость лучше, чем страх. Страх - бесформенная скользкая масса, а у злости есть острая грань, её можно использовать"

"Все известные ей дети в основном препирались, кричали, носились под ногами, громко смеялись, ковырялись в носу или дулись".

"Всё, что угодно, может стать кошмаром"

"И как я могу перестать думать? И думать о том, как я думаю? И даже думать о том, как я думаю о том, как я думаю?"

"Она уже не ощущала земли под собой, а смотреть было не на что, не осталось даже звёзд. Облака закрыли всё".

Ну и, конечно, их имена! Особенно Не-так-громазд-как-средний-Джок-но-погромаздей-чем-мал-Джок Джок - я написала почти не подглядывая!!)

Жалко, выдернутые из контекста записи теряются, а переписывать все диалоги Нак-Мак-Фиглей и вовсе не нужно. Но главное, у меня теперь есть моя синяя летняя книга, и я наконец познакомилась с Терри Пратчеттом, это была радостная встреча. Ужасно смешная и очень близкая. И Ура переводчикам! (это я сейчас вспомнила и Роальда Даля, и даже Простодурсена)

P.S. Я не знаю для какого она детского возраста. Главной героине девять, но Нак-Мак-Фигли, пардон, "Пойло жракс, морда дракс". А так-то и про любовь теперь уже старшей сестры, которая совсем недавно была младшей, к самому маленькому. И про "найти себя". И про силу своего места. "Но каждый из её предков, как бы ни писалась его фамилия, был Болен любовью к своей земле, и ни один из них не был Болен тоской по странствиям".

четверг, 3 августа 2017 г.

Дневник чтения в путешествии.

Вернули вчера чемодан, почти разобрали фотографии, август. Наше июльское путешествие закончилось. Но осталась одна большая история - книжная.




Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...