суббота, 9 июня 2018 г.

Кто такие сутки? М. Вишневецкая

"Ну это прямо про меня, про нас и очень моё" - так начинается каждая история про каждую прочитанную книжку, которая остаётся жить в доме.
Да и ждёшь от книги этого, своего. И всё равно каждый раз удивляешься, радуешься, подпрыгиваешь к потолку на радостях или чтобы новой своей книжке место на полке найти.
А тут я не ждала.
Очень хотела познакомиться со стихами Вишневецкой, но ждала другого - игры в слова, задора, ладности, детской лёгкости и остроумной ерунды. Чтобы нам с сыном понравилось, чтобы вместе вслух читать и смеяться.
И так и было.
Только после белок белку с булкой белкой и тигр игр цаплю цап я вдруг как остановилась, как узнала нас, как обрадовалась! И увидела книжку другими глазами.

Сначала она пестрела как наше алфавитное дерево на стене, я его люблю, но часто утром думаю - ох, детская всё-таки должна быть отдельно, а спальня моя, с пустыми светло-серыми стенами, молочными занавесками и небом, отдельно. И чтобы больше ничего - кровать, белые простыни, пустые стены, прозрачные занавески и небо в окна, всё.

А то с одной стороны Средиземье, с другой - весь мир в картинках и словах, спереди дерево и море, а я посередине. Хотя бы чуть-чуть отодвинуть, думала я, отдаляя книгу от глаз на расстояние вытянутой руки. Ну всё правильно, это же детям читать, зато Лёве всё очень весело здесь.
Забавная там мама-туча с горшком и носом-молнией! - разглядела я издалека.







А потом книга приблизилась и открылась страницами собственной жизни.

Прошлогодней Сызранью, в которую я попала совершенной разиней, так, разинув рот, и скакала по лужам с чемоданом и Лёвой, проездом поездом.



Босыми ногами и неконверсами, на конверсы рука не поднялась, вернее рука-то поднялась, только пустая, босая можно сказать, ни в карманах, ни в кошельке наскрести нужные миллионы она не смогла.
Ага-га-га



Гусь по берегу бродил,
гусь гусыне говорил:
– По весне луга-га-га,
А потом – стога-га-га,
А потом снега-га-га,
А из них – пурга-га-га…
Жизнь тягуча и долга,
как нуга-га-га-га-га.
А гусыня отвечала:
- Ага-га. Ага. Ага.

Рассказами о полётах котов в космос во сне и наяву, котов звали Марсиками преимущественно.



Лёвой, который меня до умопомрачения опять заболтал к вечеру. Или я его. Или мы друг друга.

Не следует переходить дорогу
на очень красный свет и на не очень,
на ярко-алый, огненно-карминный,
на терракотовый и на кирпичный,
и на малиновый, и на пурпурный
ее не следует переходить.
Для тех, кто понимает толк в оттенках,
полна запретов суетная жизнь.

и дальше длинно-длинно, знакомо-знакомо про оранжевый (я когда-то долго спорила, что он именно оранжевый, а не жёлтый, тогда ещё не с Лёвой), лимонный, фисташковый и скучно-зелёный, потому что как про него говорить,
просто бери и иди.

Хотя идти тоже можно очень весело, например, открыть снова первую страницу, первый день лета, второй или третий и идти по нему, с радостью, играя. Ага.

Лабиринт
my-shop




Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...