вторник, 12 июня 2018 г.

Июнь

К ночи спускается тишина, я ныряю в окна, и только сетка спасает меня от опасности вывалиться наружу.
Душистая тишина, светлое летнее небо долго не отпускает солнце. Силуэты густых деревьев, знакомые тысячу лет окрестности. Безмятежное детское счастье слушать шаги и голоса прохожих, звяканье посуды в окнах, далёкий поезд, редкие машины. Отзвук времени.

Проплывают летними воспоминаниями недавние дни.

Летние недели не балуют теплом, не припомню такого холодного с первых дней июня.

Прогремела гроза, нарядно разметав один единственный пасмурно-банный день.

Долгие прогулки, которые не может остановить даже нашествие мошек, ранний июнь всегда сопровождается этим неприятным обстоятельством, зато город благоухает ванилью как кондитерская. Но мошки едят всё и всех, не спасают ванилин и парфюмерные яды,  они лезут в уши и рот, забираются под одежду, мельтешат перед глазами как головокружение. Тучами облепляют каждый сантиметр тела. Это нужно переждать и пережить. Дома? нет. Мы больше не можем сидеть дома. Да и люди особо не прячутся, отмахиваясь и отплёвываясь продолжают жить, среди цветущих лип, на Набережной, у фонтанов. "В этом году, кажется, мошек меньше, чем в прошлом? или больше?" - частая тема сонных летних бесед. За чашкой чая в уютном сумрачном кафе, после которого хорошо снова выйти в летний послеобеденный город и отправиться домой длинной дорогой.
Купить вишни у дачников и овощи, зайти в пустой дом, ещё с порога зажмуриться от ослепительного золота заходящего солнца, скоро будем сумерничать, резать салат, ждать и разговаривать о лете.







суббота, 9 июня 2018 г.

Кто такие сутки? М. Вишневецкая

"Ну это прямо про меня, про нас и очень моё" - так начинается каждая история про каждую прочитанную книжку, которая остаётся жить в доме.
Да и ждёшь от книги этого, своего. И всё равно каждый раз удивляешься, радуешься, подпрыгиваешь к потолку на радостях или чтобы новой своей книжке место на полке найти.
А тут я не ждала.
Очень хотела познакомиться со стихами Вишневецкой, но ждала другого - игры в слова, задора, ладности, детской лёгкости и остроумной ерунды. Чтобы нам с сыном понравилось, чтобы вместе вслух читать и смеяться.
И так и было.
Только после белок белку с булкой белкой и тигр игр цаплю цап я вдруг как остановилась, как узнала нас, как обрадовалась! И увидела книжку другими глазами.

Сначала она пестрела как наше алфавитное дерево на стене, я его люблю, но часто утром думаю - ох, детская всё-таки должна быть отдельно, а спальня моя, с пустыми светло-серыми стенами, молочными занавесками и небом, отдельно. И чтобы больше ничего - кровать, белые простыни, пустые стены, прозрачные занавески и небо в окна, всё.

А то с одной стороны Средиземье, с другой - весь мир в картинках и словах, спереди дерево и море, а я посередине. Хотя бы чуть-чуть отодвинуть, думала я, отдаляя книгу от глаз на расстояние вытянутой руки. Ну всё правильно, это же детям читать, зато Лёве всё очень весело здесь.
Забавная там мама-туча с горшком и носом-молнией! - разглядела я издалека.







А потом книга приблизилась и открылась страницами собственной жизни.

Прошлогодней Сызранью, в которую я попала совершенной разиней, так, разинув рот, и скакала по лужам с чемоданом и Лёвой, проездом поездом.



Босыми ногами и неконверсами, на конверсы рука не поднялась, вернее рука-то поднялась, только пустая, босая можно сказать, ни в карманах, ни в кошельке наскрести нужные миллионы она не смогла.
Ага-га-га



Гусь по берегу бродил,
гусь гусыне говорил:
– По весне луга-га-га,
А потом – стога-га-га,
А потом снега-га-га,
А из них – пурга-га-га…
Жизнь тягуча и долга,
как нуга-га-га-га-га.
А гусыня отвечала:
- Ага-га. Ага. Ага.

Рассказами о полётах котов в космос во сне и наяву, котов звали Марсиками преимущественно.



Лёвой, который меня до умопомрачения опять заболтал к вечеру. Или я его. Или мы друг друга.

Не следует переходить дорогу
на очень красный свет и на не очень,
на ярко-алый, огненно-карминный,
на терракотовый и на кирпичный,
и на малиновый, и на пурпурный
ее не следует переходить.
Для тех, кто понимает толк в оттенках,
полна запретов суетная жизнь.

и дальше длинно-длинно, знакомо-знакомо про оранжевый (я когда-то долго спорила, что он именно оранжевый, а не жёлтый, тогда ещё не с Лёвой), лимонный, фисташковый и скучно-зелёный, потому что как про него говорить,
просто бери и иди.

Хотя идти тоже можно очень весело, например, открыть снова первую страницу, первый день лета, второй или третий и идти по нему, с радостью, играя. Ага.

Лабиринт
my-shop




среда, 6 июня 2018 г.

О стихах

Ночь на дворе, у сына температура шпарит уже не знаю какой день, какой день? всё выглядит одинаковым, что день, что не день. Сейчас новая порция жаропонижающего и спать.

Через какое-то время, загляни к нам кто в комнату, увидел бы - градусник под мышкой, сидим вместе, я читаю Евгения Онегина вслух. Останавливаясь, бывает, поясняю строчки. Это вот учили его так, а это вот, что получилось.

А можно и просто, как тогда, когда он родился, я почему-то взяла с полки Евгения Онегина, во время бесконечных кормлений, вслух.

Это всё сын! Как обычно в лоб - "А как думаешь, кто лучше Хлебников или Пушкин?"

Это как же ответить-то... кто лучше? как я могу судить, кто лучше, если вообще и так-то ничего не знаю, а теперь и вовсе.. и вопросы такие не люблю - кто выше и быстрее. Не любила бы, если бы кто угодно спросил. Но раз ты спрашиваешь, значит люблю.

- И Пушкина я люблю, и Хлебникова..

- Хлебников лучше - ты спешишь, торопишься.

Чтобы предвосхитить ответ, вдруг я назову Пушкина. Как же Хлебникова обидеть.. так ты думаешь. Да разве я могу? Никого здесь обижать не придётся.

Почему я назову Пушкина?, потому что он с самого начала, он уже есть, всегда от этой бесконечности до той, и ты это знаешь, как я рада, что чувствуешь и знаешь.

- Давай я поделюсь с тобой, как чувствую. Пушкин - улыбаюсь - когда его стихи читаешь, светло становится, легко, ясно, я же осень люблю, потому что он сначала мне рассказал о ней, ты знаешь

-Помню, знаю

Уж небо осенью дышало,
Уж реже солнышко блистало,
Короче становился день,
Лесов таинственная сень
С печальным шумом обнажалась

Мама к утреннику учила, а я вперёд запомнила, когда-то.

Слова Пушкина становятся рядом как будто родились вместе, мы вместе, поэтому и запоминаются сразу.

А Хлебников кружевами, игрой в слова манит, а подойдёшь к нему, в воздух узоры подбросит, покрывалом они на ветру полощут, а вокруг всё как есть, Пушкинское, светлое, ясное

На эти златистые пижмы
Росистые волосы выжми.
Воскликнет насмешливо: «Только?» —
Серьгою воздушная о'льха.
Калужниц больше черный холод,
Иди, позвал тебя Роговолод.
Коснется калужницы дремя,
И станет безоблачным время.

Разным к одному они идут. И чудо это.

Он не соглашается, спорит, как всегда, конечно. А я слушаю, соглашаюсь. Что это за сопоставление! Вспоминает степное, вольное - Хаджи-Тархан, в ноябре учил, вот же там какие слова!

Где Волга прянула стрелою
На хохот моря молодого

я подхватываю - так ведь и ясно всё, ты же тоже это видишь, училось как легко,
то наизусть, то из книг, вот они рядом, Пушкина трёхтомник и Хлебников.

Весны пословицы и скороговорки
По книгам зимним проползли.
Глазами синими увидел зоркий
Записки стыдесной земли.

Сквозь полет золотистого мячика
Прямо в сеть тополевых тенет
В эти дни золотая мать-мачеха
Золотой черепашкой ползет. (Хлебников)

Открытые наугад, случайно

Сколько мы помним и любим

У Лукоморья дуб зелёный
Златая цепь на дубе том

или

Ветер по морю гуляет
Да кораблик подгоняет

А недавнее весеннее
В чужбине свято наблюдаю
Родной обычай старины:
На волю птичку выпускаю
При светлом празднике весны.

Я стал доступен утешенью;
За что на бога мне роптать,
Когда хоть одному творенью
Я могу свободу даровать

А осень у Хлебникова

Как осень изменяет сад,
Даёт багрец,
цвет синей меди,
И самоцветный водопад
Снегов предшествует победе,
И жаром самой яркой грезы
Стволы украшены березы,
И с летней зеленью проститься
Летит зимы глашатай - птица...

Так и читали, пока градусник не запиликал. Совсем не как
кузнечик,
который
крылышкуя золотописьмом
тончайших жил

суббота, 2 июня 2018 г.

Наши приключения в мире Карика и Вали

Ну.. божьих коровок я люблю? люблю


И даже разных жуков тоже, не всех правда.
И маленьких стрекоз. Раньше любила...


Сюжет знаем, радиопостановка понравилась.

Да у нас уже небольшая фото коллекция насекомых собралась!
Домашние поиски информации увенчались успехом и последующей записью в дневник - жук-нарывник Фролова. Не трогать, раздражает кожу!




Бронзовки облепили иву. На следующий год дерева уже не было. Неужели съели?)..


Ульяновские жуки


 

А благодаря предмету "Окружающий мир" мы выяснили имена наших бабочек.

Голубянка




Желтушка (в октябре)



И муравей Ферда у нас есть, одна часть. И Софи - две!

(Сейчас появилась вот такой сборник про муравья Ферду от ЭКСМО)


Да я даже Минипутов смотрела! С Лёвой. И "Дорогая, я уменьшил детей" тоже. Минипуты лучше.



Ну всё, можно книжку открывать и читать.

Так я думала весной. И открыла.
И мы с сыном улетели! В лето!

Иногда, особенно когда мне тревожно, я оглядываюсь в недавнее прошлое и угрюмо констатирую - ну ничего, ничегошеньки хорошего не происходило! Тоска! Болезни, уроки, неприятности, беспросветные сложности. Вот рааньше! конечно, мы гуляли (или "Я много ходила", это когда сын совсем маленьким был и "раньше" - это до его рождения)), мне дома сидеть противопоказано. Хотя выгляжу я бесконечной домоседкой. Это видимость. Вот так же я оглядывалась на днях. На нашу весну.

Но я забыла как мы улетели в лето! Это ведь было совсем другое время! С книгой время всегда меняется. Книга напрочь стирает заботы и усталость, никогда я не читала так быстро вслух, летя вперёд, только бы не пропустить, ещё, ещё, ещё..
Перед сном мы её не открывали. Страшно. Поэтому только в полдники, как она нам аппетит не портила, я не знаю. Паучьими лапами, чешуйчатыми телами, медведками (при это слове меня начинает мутить), мохнатыми спинами и оторванными мушиными крыльями.

Солнце уже не торопилось как зимой, светлые сумерки позволяли оставить выключенным неприятный верхний свет, я накрывала стол, и мы отправлялись в путешествие!

Оказалось, что так захватившая нас зимними утрами радиопостановка по книге нещадно урезана


и основные страсти-мордасти по-настоящему обрушивались на нас из-за угла.
В голове всё время крутилось - триллер, боевик, хоррор! Разве существовали подобные жанры в детской литературе 1937 года? "Не знала этого".

Так же как и в боевиках часто опускаются лишние эмоции и детали - горы трупов, море крови - герои счастливо улыбаются, так и здесь оставшаяся без детей мама, с которой начинается история, как-то скомканно встречает детей в конце, тут же придумывает для беспокойной бабушки историю исчезновения внуков, и ведёт себя не как мама, у которой много недель назад пропали все дети. И таких эпизодов хватает. Особенно если всё время точно помнить до каких микроскопических размеров уменьшились герои.

Но подобные наблюдения занимают не больше минуты, потому что в следующую начинаются новые погони, опасности, сражения и ужасающие подробности гигантских насекомых, которых так органично Ян Ларри называет исключительно животными. Отрываться на критические замечаниями и какие-то переживания, кроме шокирующего удивления и бурлящего адреналина просто невозможно.
Сыну хватило здесь всего - и притягивающих страхов, и необыкновенных открытий:

" Мы уже встречали хищных животных, у которых нет рта, и животных, которые слушают ногами. Если вы увидите когда-нибудь самого обыкновенного сверчка, обратите внимание на колени его передних ног. Белый диск на ногах сверчка – это ухо, которым он слушает. Такие же уши вы найдёте у кузнечиков и термитов. Но если можно слушать ногами, то почему ноги не могут видеть? Водяная улитка глядит на мир ногами и видит все преотлично. Впрочем, в этом удивительном мире можно встретить ещё более странные существа. И это не чудовища из сказок Андерсена и Гримма. Все они живут рядом с нами, в самой замечательной сказке, которая называется «жизнь»"

и сочувствия - эпизод про рабов-муравьёв не промелькнул очередной перестрелкой, Лёва и в книжном магазине нашёл и перечитал грустное ему событие, и после не забыл муравьёв.








А я тепло и поучительно заметила для себя - что бы ни натворили дети, с самого начала! лимонада в лаборатории учёного Вале захотелось.. среди колбочек и пробирок, Иван Гермогенович, пустившийся в такой опасный путь, никогда особенно не ругал их, так, как того они бы и заслуживали на первый взгляд. Хотя и сердился, и ворчал, и отчитывал. А ещё пел).

И каким радостным, от души верным, не поверхностно-головокружительным, а важным прозвучали слова профессора:

- Но как же нам защищаться? - спросила Валя.
- Иван Гермогенович выдумает порох, – ответил Карик и повернулся к профессору: – Вы можете выдумать порох, Иван Гермогенович?
– Ой, нет… Пороха я, пожалуй, не выдумаю, – засмеялся Иван Гермогенович, – но я надеюсь, что мы и так не пропадём. Без пороху. Я ведь, друзья мои, биолог. Неплохо знаю жизнь окружающего нас мира, а эти знания сильнее всех взрывчатых веществ…

Нет, эта книга - не просто развлекательное приключение, это тот мир вокруг нас, о которым мы так мало знаем. Особенно я. Потому что когда ночью на днях я увидела на москитной сетке сверчка, все любовно собранные знания мгновенно улетучились из моей головы, осталось только отчаянное:
"Мама! Кто-нибудь! Уберите его, меня, это!"
Но маленьких паучков и жучков мы с Лёвой выносим на балкон в тряпке и выпускам. А ещё я божьих коровок люблю. Хотя да, я уже говорила.


И пока мы путешествовали по лету, оно и правда наступило! Ура!


P.S. В нашей книге есть опечатки, есть дурацкое в виде тега обозначение издательства, но рисунки и возможность купить книгу только по этой цене, не выше, развеяла сомнения. К радости.


четверг, 31 мая 2018 г.

Май. Май-цвет

Месяц неожиданных, странных и обескураживающих новостей. 
Месяц без привычных цветов, которые вот теперь только появились в доме. 
Месяц не похожий на прежние майские настроения. 
Он будто был вовсе без настроения. 
Короткими всполохами прорывался ароматом цветов улиц, светился бесконечным солнцем, май, гостивший на другой улице. Но лето приводило его за руку и в наш вечерний дом, чтобы мы не потеряли зеленовато-голубое вечернее небо, крики стрижей и пронзительный свет далёкой спокойной Венеры.

Чудо, завядший одуванчик через несколько дней распушился












воскресенье, 27 мая 2018 г.

Вверх тормашками. Спектакль по пьесе Ксении Драгунской

"- Ну теперь всё!
- Как всё?
- Да в другом смысле"

"Всё" - это "Всё, я теперь знакома с Ксенией Драгунской!" А какое у вас "всё" я не знаю.
И знакомство произошло самое подходящее для меня - в театре.
Знаете, так бывает, что всеобщие разговоры отодвигают некоторые истории, как будто я понимаю, что это уже чьё-то - уже красиво любят, много говорят, находят "только своё" - и моим это никогда не станет, не хочу вмешиваться, забрали всё уже, расхватали,до самой последней третьей-между-строчки, мне не осталось. Да и ничего страшного, мало ли у меня своего есть и ещё будет! Но когда в очередной раз встречаю это чужое, промахивает - эх, жалко, что не узнаю.

Но если это моё, то найдёт меня. И нашло.
Вчера в драмтеатре.
Они пили много чая в красивых белых чашках, пели песни, смешили и дурачились. Играли с детьми. И они услышали старое дерево, которое не чихает СО СНА, к которому никого не приВЯЗывали, оно не умеет ТОП(оль)ать, и Лёва сказал, что оно - Дуб, и это так замечательно, потому что мы с ним, значит, знакомы, а я ужасно люблю дружить с деревьями. Это было самое распрекрасное Дерево, рядом с которым бегала распрекрасная Красавица капризно-розового настроения. А ещё был Разбойник, он мне напомнил и нашего любимого Бандита, про него даже стихотворение есть у Дядиной

Однажды принцесса влюбилась в бандита,
Который водился в соседнем лесу
(там потом длинный сюжет и счастливый конец, всё как в жизни),

и Уолтера де Ла Мэра напомнил

Ака, вака, чака, ча!
Вот замочек без ключа! 
Эй, несите лампы, звери, 
Ручки нет у этой двери! 
Посвети-ка нам, луна, 
Дверь без комнаты одна! 
Воробей, стели солому — 
Это комната без дома! 
Ничего не говорите, 
Всех друзей с собой берите, 
Не стесняйтесь, заходите...





Я смотрела две истории - одну на сцене, другая сама собой возникала в голове, теперь это был мультфильм, мой любимый кстати. Он чем-то был похож на "Следствие ведут колобки", только не сюжетом, конечно. Он был только что придуманным, ярким, колоритным и остроумным.

А началось всё со слов "Снип-Снап-Снурре!"

Так что - "Всё".
Я теперь знакома с Ксенией Драгунской! И очень хочу подружиться.

Нет, не всё ещё.
Я теперь знакома и с актрисой, которая играла главную роль Бабушки-бабочки. Это первое моё подобное знакомство! 
Мы шумно вывалились из театра, Лёва уронил гору одежды и радостно запрыгал по ступеням. Гору,  потому что наш летний май внезапно в предутреннее одночасье в клочья разметал громогласный ураган, и в театр пришлось идти в куртках и кофтах, после вчерашнего "Руки-ноги голые, бегаем весёлые". А мимо проходила бабушка в солнечных очках, густым, поставленным голосом она улыбнулась детям, курткам, нам всем, и мы узнали Театральную актрису! Не нашли ручки, не вспомнили про телефон-фотоаппарат, к счастью. Но разыграли, под руководством Примадонны, изящную и чувственную сценку, которая стала кульминацией события. 
Прекрасный Саратовский театр! Браво! Было легко смеяться и улыбаться, без перерыва. Детям было так же интересно, как и взрослым, каждому по-своему и всем вместе.
Вот теперь всё.



четверг, 24 мая 2018 г.

От дня Знаний к Последнему звонку с книгами

Начинался учебный год в жару несусветную и закончился так же. Будто и не было всего года, будто и не было ничего кроме этого года. Протянулись от давнего первого сентября к нынешнему маю две книжки в подарок. Сыну к началу учебного года и в честь окончания.
Про лето и отдых - в сентябре,
про школу - в мае.
Ага).


Это течение против меня идёт)
Уж не знаю, случайно или нет. Скорее нет, чем да, но вот в таком порядке пришли к нам две книги.
Мне очень хотелось, чтобы в незнакомой школе, среди предстоящих сложностей сохранился наш дух свободы и безмятежности, чтобы было место отдыху, лёгкости и веселью. Ты поможешь нам, Кыш?



И мы отправлялись все вместе на остров в сентябре перед выпиской с больничных, кормили ос сосисками! читали Коваля вслух, кипятили чай и слушали волны.




А потом вернулись сюда ещё в феврале, и в марте! Так не бывает. Так даже раньше не было. А сейчас надо, жизненно необходимо, страстно, изо всех сил.



Веселье таяло как снег, болезни шли вперемешку с уроками и неизвестно, что было тяжелее,
они соревновались. Но Кыш, даже когда я совсем забывала о нём, не подвёл.
Не подвёл в осеннем золоте марафона "Краски осени",




не подвёл в февральские каникулы,



не подвёл в день Победы, чуть-чуть, но мы вынырнули.



И только сегодня, когда последний звонок, планетарий, фотографии, и подарки, мы не выдержали, не смогли, не встали.

И на помощь пришла новая, Академия пана Кляксы! Волшебная школа. Что, каникулы? Я пока не знаю и не чувствую ничего. И я помню напутствия учителя, и я знаю обо всех трудностях, Лабиринт срочно шлёт послеазбучные  тренажёры по письму, а я.. я так хочу, чтобы в это, только наше время, в спокойные поздние утра и летние дни, пусть они будут..  гармонично вошли необходимые занятия, по волшебству. Надеюсь пан Клякса наворожит, наколдует, научит!



Но Кыша-то мы тоже ещё не прочитали!! Я начинала два раза и закрывала - не могу! такое расчудесное чудо надо читать вслух, сыну, семье, всем! Как будто нас отправили в Крым.. не бывает. Знаю. А пан Клякса что на это скажет?

Очень хочется узнать!)
И про Крым, и про волшебство, и про всё вместе.
Да и люди-то какие приходят с книгами! Юз Алешковский - друг Бродского, Вальк - друг Незнайки, Ян Бжехва - друг пана Трулялинского и передач на Старом радио, и все они наши друзья, и только с Кабаковым мы хотели бы познакомиться и может быть подружиться.

Академия пана Кляксы. Ян Бжехва. Рисунки И. Кабакова

Академия пана Кляксы. Ян Бжехва. Рисунки И. Кабакова

Академия пана Кляксы. Ян Бжехва. Рисунки И. Кабакова

Академия пана Кляксы в Лабиринте (посмотреть)
Кыш и я в Крыму в Лабиринте
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...