воскресенье, 22 апреля 2018 г.

Маленький повар

Никогда ничего не знаю, а в городе-то случаются разные интересности. Подруга узнала о детской встрече, посвящённой кулинарии, и мы с радостью подхватили предложение.

Я прошлась цветочными ботинками по привычному желанию "а давайте делать ничего", и мы уже в Ямато.

Сто лет здесь не была. Если и заходим с Лёвой выпить чаю, то в соседнее Крем-кафе. Это была чудесная встреча. (И главное - безвозмездно, то есть даром). 
В ярко-зелёных фартуках и колпаках дети за длинным жёлтеньким столом под руководством повара в бандане с черепушками готовили роллы! Моё любимое. Потом ели своё блюдо с родителями, очень вкусно получилось! И снова готовили, теперь уже клубничный лимонад.






Лёва обожает встречи, людей, какое-нибудь коллективное творчество, любит, чтобы много, шумно, а весело он всегда сам сделает. Это полная моя противоположность. Мне надо, чтобы мало (людей), можно никого, тихо и радостно или светло-грустно и радостно. И пусть я обожаю хохотать, но всё-таки и в толпе остаюсь одна или с кем-нибудь вдвоём. Поэтому вот такие вчерашние события - это для меня тоже радость вдвоём - я как мама сильно радуюсь за сына. И я, как Анина подружка, очень радуюсь встрече, возможности поболтать и слушать и знать, что тебя тоже слышит и понимает близкий, красивый человек.

Перегруженные впечатлениями мы прошли по ветреной Набережной, пробежали сквозь пронизывающий холод и остановились только у белого дерева в цвету. 
Здесь ветер и время осыпались лепестками, а воздух тает на губах сладким ароматом.
Здесь мысли останавливаются и слова ставят точку.  




пятница, 20 апреля 2018 г.

Вишня

Это, конечно, ещё не вишня, рано, это слива, но мне слово "вишня" больше нравится.
Зацвела. 
Пасмурный, холодный день. Но небо весенеее.. облака, тучи с просветами, живое, хмурое, дождливое.

Учительница сегодня вышла с тетрадями, задержала и меня. "Вот" - открывает тетрадку Саввы - "вот как надо писать! А у Лёвы что?" Я кажется даже отпрыгнула от неё)), нет, правда. "Уберите" - говорю - "все разные, я смотрю только на работы своего ребёнка". Ну да, ну да - покивала. "А вы видели какое он письмо написал? это же просто глаз не отвести!" - спрашиваю. Нет, не видела ещё. 

Спустились с крыльца и в весну. Лёва хмурый, как весенне небо. 

А мы в весну, сыночек. Ой, я всё время бегу с ним домой, стоит остановиться и всё, домашнее задание растянется до вечера. Но так хочется, в весну. 

Пусть ветрено, пусть холодно, в саду деревья зацвели. 
Мы ненадолго. 
Мой любимый орешковый запах, мои любимые белые цветы. 
И мамин сад. 
И мы здесь с Лёвой. 
Ненадолго.


среда, 18 апреля 2018 г.

Пленэр

Пахнет полынью. Нагрета земля. 

Из окон соседнего Культпросвета густо льётся песня, низкое протяжное разноголосье, широкое как наши степи и поля, вечернее, золотое, хорошо на душе от векового народного пения. Привольно. 
Мы выбрали место в затишке и здесь совсем тепло, жарко. Словно тёплое течение реки окутывает нас полынный сухой жар, стоит шагнуть в сторону, как холодный пронизывающий ветер шершавыми ветками зашкрябает по лицу, рукам, проберётся под шерстяной свитер, царапая нутро. Там даже пасмурно как будто, а у нас солнце. 

Пленэр. Много лет я мечтала собрать в рюкзак краски, воду, бумагу и отправиться с сыном на пленэр. И всё не представлялось, как будто невозможно и всё. Всё не так. Не время было. А теперь пришло. 
Да как ещё можно выполнить это вязнущее на зубах домашнее задание - рисунок на тему "Астрахань - мой любимый город". Только там, где можно дышать. На воздухе. 

- Тебе понравилось рисовать? - спросила я сына по дороге домой 
- Да, только я не задание выполнял, я просто рисовал.
- Так и задумывалось, Лёвушка. 

Рисовать было сложно, по-настоящему сложно. Голова кругом от пространства, как охватить, как выделить главное. Я помогала, словно настоящий учитель, как будто бы сама умею. И рисовала рядом, быстро поняла, что на серьёзный, полноценный рисунок возможности не будет, поэтому короткие неумелые наброски, большое желание вернуться к привычному карандашу, он только и ждёт, чтобы увести меня в свой мир линий и штрихов, где я забуду обо всём. Но я нужна сыну, если сейчас его бесформенные пятна не оживут, то это будет маленькая большая катастрофа. И я подсказывала, показывала, рисовала на своём листке то, о чём говорю, предложила свои драгоценные неприкосновенные краски. Мы смешивали - да, он обожает смешивать краски, меняли кисти, потом карандашами, увлеклись от души. 

Наверное, это первый год, когда я вижу его рисунки рисунками. Не просто полёт. А рисунки. 

Радость, удивление - как, как так, неужели у меня получилось, было всего лишь зелёное пятно и казалось, что ничего не исправить, а теперь уже есть и небо, и крыша башни, и ветви, и деревья. Конечно, получилось! 

Здесь пахнет полынью, здесь жарко и хорошо. В термосе ещё тёплый иван-чай, печенье с клюквой. Рисунки сохнут. Птицы поют. Они быстро прилетели к нам, синицы тенькают на ближних ветвях, в траве машут хвостиками трясогузки, вороны чуть поодаль вышагивают - может и им чего перепадёт. 
Нам-то точно перепало, после сумасшедшей недели субботняя благодать. Спасибо.


Первый дневник самостоятельного чтения. 7 лет

Пора, пора уже писать самостоятельный дневник чтения сына.
Только вот с чего бы начать..

С того дня, год-полтора назад, когда сын рассказал мне, что в Дельфиньем острове дельфин заболел, и это грустно.

Лабиринт
my-shop


Или про сотню раз прочитанную Игру в солдатки Кушака.

Лабиринт
my-shop



Или о вымученном Мимбо-Джимбо, который прошлой зимой подвёл черту под моим многолетним настроем - купить какие-нибудь специальные, удобные, подходящие книжки для самостоятельного чтения. Долго соображала, надо сказать. Могла бы догадаться с "Тигра, который пришёл выпить чаю" ещё года два-три назад. Или, например, с того знаменательного дня, когда я попыталась НАУЧИТЬ десятимесячного малыша складывать пирамидку. Пирамидка была с тех пор сложена миллионом способов кроме "правильного", у неё были тысячи ролей и статусов, она участвовала в театральных постановках по Лёвиному сценарию, и, подозреваю, до сих пор живёт активной наполненной жизнью, где-нибудь среди колёс для машин или инструментов будущего.

Серия книг Мимбо-Джимбо в Лабиринте
my-shop



Всё, что я предлагала вдруг прочитать сыну самому, а было это крайне редко, попало в список книг, которых он теперь старательно сторонится. Как жаль, что в списке мой любимый Тигр, и Имогена, и вот Мимбо-Джимбо тоже. Больше я не рисковала. Давно.

Время шло, сын всё время что-то читал, но дневник как-то не писался. Потому что вмешиваться в его мир каким-то упорядочиванием и подведением пусть промежуточных, но итогов, было так по-взрослому, и как-то тускло, по сравнению с его разноцветьем. Я уже не раз вскользь бросала фразы, что вот задом наперёд учит Властелина колец - эта книга торжественно будет объявлена первой самостоятельной, и то, что от начала до конца ещё как до Китая, неважно, уверена, многие эпизоды он знает наизусть, а стихи так и читал мне не раз. Отмечала сумбур и неожиданность выбора, выдернутые эпизоды и отсутствие полностью прочитанных книг, про Мимбо-Джимбо вспоминать не хотелось.

И вот нынешний март не только стал месяцем тяжёлого гриппа, но и соорудил небольшую стопочку из книг, которые Лёва прочитал от начала до конца, как это обычно бывает, не всегда и не у всех, включая меня, но тем не менее.

Мулле Мек - хороший человек. Как хорошо, что я не ждала, когда сын прочитает её сам. Как здорово вспоминать очередное совместное прочтение Мулле. Я скучаю по времени, когда книги заканчивались за один раз. И были исключительно светлыми и безмятежными. С картинками на каждой странице). Не то, чтобы сейчас хуже, ни в коем случае, но по-другому. А тут просыпаюсь как-то утром, а сын взял всех Мулле Меков и читает одну, вторую. Так подходило это солнечное утро сыну с книжками про мастера Мулле и Буффу, в разобранной кровати и с длинными днём впереди.

Серия книг про Мулле Мека в Лабиринте
my-shop


Сын очень рано научился определять время, потому что хотел знать через сколько минут наступит долгожданное окончание этого бесполезного времени - послеобеденный отдых! А тут уже минул час Х и тишина, и десять минут прошло, и двадцать. "Лёва" - осторожно позвала я - "а ты чего не встаёшь-то, идём полдничать". Сын сел в кровати (да, читает лёжа, периодически борюсь...) и затуманенно посмотрел на меня. "Здесь Бума на улицу выгнали, читаю, что дальше будет, ты знаешь этот рассказ?" А я не знаю. Оказывается собаку, оказывается Осеева. Уж куда лучше про разбитую чашку у Гиневского. Но Осеева всегда нравится детям (Гиневский тоже нравится), и я в детстве читала Синие листья. И сыну купила сборник, по старой памяти. (С рисунками Медведева.) Истории очень его заинтересовали. А я с каждым новым рассказом, да что с каждым, сразу, наверное, почувствовала себя так неуютно и плоско, что убрала книгу на полку. Но читали по его просьбе, и я читала, и бабушка. Теперь вот сам. А то, что с рисунками Богаевской я не купила, жалела очень сначала, а потом быстро успокоилась, лучше уж детский Медведев, не нужно там ни пронзительности, ни хрупкости, ни туманной дымки, и так всё как разбитый стакан, коротко и ясно.

Сталинградское сражение. Эту книгу мы читали вместе, к 23 февраля традиционный подарок - книга, которая наверняка понравится сыну, то есть про битвы. В этом году Древняя Русь и Перцов уступили место Великой Отечественной. Сборник Алексеева Сталинградская битва покорил Льва сразу. Чего не скажешь обо мне. Я привыкла к Митяеву, люблю его рассказы очень. Алексеева мы раньше не читали. И если несомненное достоинство книги - имена, настоящие люди, которые защищали нашу страну, стояли насмерть, боролись из последних сил, погибали и выживали. То многие сюжеты читались со скрипом, пафосом и натугой. Последней каплей стали мамины интонации с плохо скрываемыми смешками, это в военной-то книге!!) А мне было грустно, несмешно. И про немецкого художника-баталиста я вовсе отказалась читать, махнув рассказ заранее взглядом. Грубо и стыло. Но сын, приняв мой отказ, прочитал историю сам. Да, он мусолил книгу и целиком, вдоль и поперёк, в своей манере, которая не входит в этот дневник, но его признание, что рассказ действительно плохой, хочется запомнить здесь. Сыну тоже жалко несчастного, так искусственно и карикатурно нарисованного немца, и он не согласился с автором, увидел больше, чем написал Алексеев, издеваясь в неуместной здесь манере мистера Питкина над человеком. А книга всё равно остаётся его любимой. И я рада запомнить важные имена. А то встретишь в другой книге Ибаррури, а кто это и не знаешь.


Однажды мы собирались в маленький поход, и Лёвушка складывал вещи в свой рюкзак. "Лукоморье в аптечку" - слышу..
-А почему книжку в аптечку?
- А как же, книга тоже лечит.
Чуть не пригодилась), когда я ногой за корень зацепилась и преотлично шмякнулась в весеннюю землю.


Интересным было ещё одно замечание читателя, в котором он признался, что самостоятельное чтение очень отличается от того, когда я ему читаю. Так мне захотелось почувствовать это снова, я совсем не помню первых прочитанных книг, рано научилась.

Да, Хоббиту казалось бы здесь не место. И читали мы его осенью вместе, и не оправдал он Лёвиных страстных ожиданий, до битвы-то скооолько ещё пришлось ждать, и переживал сильно из-за Торина, когда тот Бильбо прогонял-обзывал, сам тогда до неприятностей этих дочитал. Но именно эпизод с книгой Толкиена подтолкнул меня к мысли, что время самостоятельного чтения изменилось, вспомнилось всё перечисленное выше. Вот как раз Хоббита Лёва взял и пошёл читать, в начале истории. Нашёл про битву и не слышно, не видно ребёнка. Непривычная тишина. В такой-то тишине и появляются мысли, слова. А то же себя не помнишь в бесконечных разговорах и обсуждениях. Но, конечно, я и люблю это

-Мам, а давай вместе книжку поразглядываем!
-Да поздно уже, завтра рано вставать..
-Ну мы недолго, давай.
-Давай)



Фонарик, ночь и "Московская сказка" или "Разговоры в картинках", не гадала я и представить не могла нынешних вечеров тогда, когда сыну год был, а я только-только первые книжки начала покупать ему. Первый дневник чтения в год и девять написала, кажется. Это второй первый).

А сегодня вдруг Тишка-Плутишка. Много лет не вспоминалась картонка, единственная книжка, купленная в совместных покупках когда-то. Что ж, очень здорово подойти вот так к полкам и выбрать любимый эпизод жизни и прожить его снова, с новыми чувствами и впечатлениям.


или БДВ из прошлой весны

Лабиринт
my-shop

Что ж, очень здорово подойти вот так к полкам и выбрать любимый эпизод жизни и прожить его снова, с новыми чувствами и впечатлениям.

среда, 28 марта 2018 г.

Остров в марте

Тяжело и медленно выкарабкавшись из очередного гриппа мы, ох, хотела написать из огня.. попали в безвременье беды. Выкашливая боль, хватая воздух. Невыносимо, глухо.

Дни идут.
И я буду идти рядом, думать о своём, отвечать улыбкой, узнавать свою новую весну, любоваться сыном.

Я давно поняла, что мать не будет спасительно виснуть на своём ребёнке, хотя когда-то почувствовала как это заманчиво, как легко. Я узнала его силу ещё в младенчестве, и, поняв, научилась, не скрывая пусть даже отчаяния, не отдавать ему плохое. Да, мне бывает тяжело и грустно. Да, мне хорошо с тобой. Да, я могу справиться, потому что это я, это моя тяжесть. И я любуюсь каждой твоей задорной ужимкой, каждым хулиганским вывертом. И мы отправляемся гулять. Сколько уже можно сидеть в четырёх стенах. Тем более завтра обещают снег.

Мы идём к воде. Всегда к воде, к реке. Ветрено, ледоход, я никогда не видела его в это время, да может и вовсе не видела.
Если бы у меня были деньги, я обязательно отправилась бы к Ирине, в любимый чайный магазин. Я выбирала бы дорогой чай, и, наверное, снова взяла бы липовый, и мы бы говорили о боли всех, и становилось бы легче. Потому что с ней легко, как с близким незнакомым, как с чудесным, красивым человеком.
Но нет, мы просто идём.
Гуляем по Набережной.
И даже на остров.

Дождь, солнце - всё вперемешку. Под навесом из каремата теснимся плотнее, прячемся от дождя, вдыхаем запах прелой листвы, смотрим как закипает вода в котелке на газовой горелке.
Мы кормим собаку и сгоняем несносных комаров. Боимся клещей.





понедельник, 26 марта 2018 г.

...

С сыном на днях были в библиотеке, снова набрали военных книг. Читаю уже без дрожи в голосе, про битву за Новороссийск, моряки, отвага, смелость, гибель героев и память о них. Куников, Сипягин. Сталинградская битва, Таракуль, Ибаррури, остров Людникова. Люди.
И люди, которые закрыли детей и ушли. И дети погибли. Все. Вчера, сегодня.
Я знаю, что нельзя сравнивать. И всё неважно. И просто мысли мечутся и ищут за что бы зацепиться в этом горе. И не находят ничего, кроме дикого ужаса.
А параллельно, что и у нас такой же ТЦ есть. Я их вообще не люблю. Но этот, без лестниц!! И окон. Только конвейерная лента, везущая  людей медленно, как на убой. Он меня душит всегда, когда приходится туда зайти. Теперь-то уже никто не будет настаивать. 
Только знать бы где упасть, соломку бы..
Или спасти. Хоть одного. 
Или чтобы всё неправда. 
И все живы.


P.S. С каждым днём всё больше каких-то жутких подробностей, зацикленность, путаница, скандалы в форумах, обвинения. Это первый раз, когда я обратилась к Интернету за новостями. Всё. Я отключила эту бессмысленную ленту противоречий и ковыряния. И только благодарна сообщениям, которые рассказали о помощи, о тех, кто спас, вывел, сберёг. Не могу не оставить это важное для меня послесловие, в посте про людей. Разных. В любое время.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...