понедельник, 9 февраля 2015 г.

Коваль.

Сегодня день рождения Коваля. Юрий Коваль. Мне казалось, что я всё время говорю о нём.. Но здесь, в моих текстах и историях он встречается вскользь, он проходит тенью, словом, добром.. Полынные сказки, снеги белы, созвездие Орион, инеинка, а ещё лучше иненка, сирень и рябина, берёзовый пирожок..

Когда-то я пыталась рассказать о любимых книгах, а вспоминала своё

"Было одно место, которое так навсегда и осталось внутри. Остров, тропинки, жёлтые и белые кувшинки в озере в гуще настоящего леса из тутниковых деревьев и вязов, пасмурно, вода внизу прозрачная и цветы сверкают. Обрывы к реке, белые цапли на другой стороне, деревянные домики с верандой и комары, коровы, сладкий запах репейника и качели до неба, горячий чайник в руке, идёшь из кухни к домику по тропинке, тихо, душно, только кузнечики стрекочут и шлёпанцы стучат о голые пятки, как будто усиливая тишину, осторожно идёшь, чтобы кипяток не расплескать, а потом чай...

Или осенний лес, грибы, привал, свежесть и прохлада, миллион ржавых тополиных листьев на земле, снегопад из солнечных листьев в мире, солнце вдруг после пасмурного утра.
"

но теперь хочется остановиться снова. Налью чай в огромную чашку и открою книгу. Хотя нет, с чаем не выйдет, пусть просто греет руки, ведь сын сразу просит читать так, "чтобы было слышно". И я с радостью.

У любой книги свой звук. Каждая звучит по-своему. Голос меняется. И если звучит, значит книга любимая. Отскакивают и перекатываются, щёлкают стихи Мошковской и Рождественского, певучая Пивоварова - "А вчера в лесу творились очень странные дела..", Бородицкая шепчет травой в доме лесника и голос звенит с последним словом после любимого громкого и жаркого Пластилинового войска.

Они все разные и совсем другие. Но всё - стихи. Может быть Коваль стихи.
Кого-то я не могу читать тихо, а Коваля не могу громко. Он не дрожит, не колеблется, не плачет, он иногда просто молчит, и я молчу с ним вместе. Как кора дерева, всегда тёплая, живая кора дерева - дороги, реки, горы, по которым я провожу ладонью и чувствую простое, глухое и бесконечное спокойствие, наконец остановилось моё падение, бег, полёт, что это было, разное..., то беспечно, то тревожно, суетно и весело скользила и балансировала и вдруг остановка. Стучит в висках и слышно, как дышу. Пей студёную воду маленькими глотками. Свободно вокруг, нет многословия, нет изысканных оборотов, не надо удалять "это, так, такое", уноситься в небеса и падать на дно. Остановка. Коваль. И Маврина.
Вспоминаю осенний Листобой и Чистый Дор.
И сколько ещё впереди..
только постою, укутавшись в тепло костра и печёного картофеля..
послушаю.. не спеша..


Лабиринт - "Заячьи тропы"

4 комментария:

  1. Катя, очень нежно и лирично.... Про звучание авторов. А ведь верно, у каждого автора свои вибрации, волны повествования.
    А Коваль и у меня ассоциируется с его самобытными "тигренком на подсолнухе" и "Полынными сказками".

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Оля, спасибо вам!) Мне так приятны ваши комментарии)
      Правда тигрёнок), о нём я забыла). И Полынные сказки, конечно, да). У нас ведь тоже степи).

      Удалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...